Тайна усыновления ребёнка и её обеспечение

Усыновление — это не только форма устройства на воспитание детей, оставшихся без попечения родителей, но и юридический факт, вызывающий определенные правовые по­следствия. В результате усыновления усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их род­ственникам, а усыновители и их родственники по отно­шению к усыновленным детям и их потомству во всех личных и имущественных правах и обязанностях при­равниваются к родственникам по происхождению (п. 1 cm. 137 СК).

Между усыновителем и усыновленным ребенком воз­никают взаимные личные и имущественные права и обя­занности, равные тем, которые существуют между роди­телями и детьми, причем не только семейные права и обязанности, но также права и обязанности, предусмот­ренные другими отраслями законодательства (граждан­ским, жилищным, трудовым, пенсионным и др.). Это про­исходит как в случае усыновления ребенка супругами, так и одним из них, либо лицом, не состоящим в браке. При­чем указанные правовые последствия наступают незави­симо от записи усыновителей в качестве родителей в ак­товой записи о рождении ребенка.

Приравнивание законом усыновленного ребенка к род­ным детям усыновителя означает, что усыновители, как и родители, имеют право и обязаны заботиться о воспита­нии и всестороннем развитии усыновленного ребенка (ст. 63 СК). Усыновители также обязаны содержать своих усы­новленных детей (ст. 80, 85 СК), что предполагает воз­можность взыскания с усыновителей алиментов в случае неисполнения алиментной обязанности (ст. 80 СК). Соответ­ственно трудоспособные совершеннолетние усыновленные дети обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждаю­щихся в помощи усыновителей и заботиться о них (ст. 87 СК).

Усыновители являются законными представителями несовершеннолетнего усыновленного ребенка и выступа­ют в защиту его прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе и в судах, без специальных полномочий (ст. 64 СК).

Как законные представители несовершеннолетних усыновленных детей усыновители совершают гражданско-правовые сделки от имени усыновленных детей, не дос­тигших возраста четырнадцати лет (малолетних), или дают согласие на совершение сделок усыновленными детьми в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет (ст. 26, 28 ГК). Усыновители в установленном законом порядке несут ответственность за вред, причиненный несовершеннолет­ним усыновленным ребенком в возрасте до четырнадцати лет (ст. 28, 1073 ГК), если не докажут, что вред причинен не по их вине. Если же вред причинен усыновленным ре­бенком в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, то его усыновители несут субсидиарную (дополнительную) ответственность при отсутствии у усыновленного ребенка доходов или иного имущества, достаточных для возмеще­ния вреда, если не докажут, что вред возник не по их вине (ст. 26, 1074 ГК).

Правомочия усыновителей по управлению имуществом усыновленного ребенка такие же, как у родителей, и рег­ламентируются ст. 60 СК и ст. 37 ГК.

В соответствии с нормами наследственного права при наследовании по закону усыновленные дети после смерти усыновителей, а усыновители — после смерти усыновлен­ных детей являются наследниками первой очереди.

Усыновитель вправе вселить в жилое помещение усы­новленного ребенка (жилое помещение занимается усы­новителем и членами его семьи по договору найма жилого помещения или по договору социального найма жилого помещения — ст. 672 ГК) без согласия других постоянно с ним проживающих членов семьи и без учета требований законодательства о норме жилой площади на одного чело­века (ст. 679 ГК; ст. 54 ЖК).

Усыновленные дети имеют право на пенсию по слу­чаю потери кормильца (усыновителя) наравне с родными детьми, а усыновители — наравне с родителями без каких-либо дополнительных условий.

С вступлением решения суда об усыновлении ребенка в силу усыновители приобретают право на льготы и госу­дарственные пособия, установленные для граждан, име­ющих детей.

Кодекс предусматривает установление правоотно­шений не только между усыновленным ребенком (и его потомством) и усыновителями, но также между усы­новленным ребенком (и его потомством) и родственника­ми усыновителей. Речь идет о такой степени родства, которая по законодательству влечет возникновение у род­ственников тех или иных личных неимущественных или имущественных прав и обязанностей. Например, дедуш­ка, бабушка (то есть родители усыновителей), братья, сестры (дети усыновителей) и другие родственники имеют право на общение с усыновленным ребенком (ст. 67 СК), или нетрудоспособные нуждающиеся в помощи дедушка, бабушка (родители усыновителей) имеют право на алименты от своих совершеннолетних трудоспособных внуков (детей, усыновленных их детьми) при наличии условий, предус­мотренных ст. 95 СК.

По общему правилу, закрепленному в п. 2 ст. 137 СК, усыновленные дети утрачивают все личные неимуще­ственные и имущественные права и освобождаются от обязанностей по отношению к своим родителям и иным родственникам по происхождению. Такое правовое послед­ствие наступает во всех случаях, когда ребенка усынов­ляют супруги, и он приобретает как отца, так и мать.

Однако при усыновлении ребенка одним лицом Се­мейным кодексом допускаются исключения из общего пра­вила о прекращении правоотношений между усыновлен­ным ребенком и родителями, другими родственниками. Так, когда ребенок усыновляется не обоими супругами, а од­ним из них, или отчимом, мачехой, одинокой женщиной, одиноким мужчиной, то по желанию родителя — матери, если усыновитель мужчина, или отца, если усыновитель женщина, за ней (ним) могут быть сохранены личные не­имущественные и имущественные права и обязанности родителя в отношении ребенка (п. 3 ст. 137 СК). Если при усыновлении ребенка одним лицом сохраняются права и обязанности ребенка в отношении одного из родителей, то они считаются сохраненными и в отношении родственни­ков этого родителя.

О сохранении родительских прав за одним из родите­лей усыновленного должно быть указано в резолютивной части решения суда об установлении усыновления ребен­ка. Отсутствие такого указания означает, что правовые отношения ребенка с обоими родителями прекращены, даже если в качестве усыновителя выступало одно лицо.

Еще одно исключение из общего правила о прекра­щении правоотношений между усыновленным ребенком и его близкими родственниками при усыновлении ребенка одним лицом. Если один из родителей усыновленного ре­бенка умер, то по просьбе родителей умершего родителя (дедушки или бабушки ребенка) могут быть сохранены лич­ные неимущественные и имущественные права и обязан­ности в отношении родственников умершего родителя (п. 4 ст. 137 СК). Условиями реализации такой возможности для дедушки и бабушки усыновленного ребенка закон называ­ет интересы ребенка, а не мнение усыновителя (напри­мер, ребенок привязан к дедушке, бабушке, тете, дяде, другим близким родственникам и прекращение контактов с ними может нанести ему психологическую травму).

О сохранении правоотношений усыновленного ребен­ка с родственниками умершего родителя (дедушкой, ба­бушкой и др.) указывается в решении суда об установле­нии усыновления.

Порядок взаимного общения усыновленного ребенка с родственниками умершего родителя устанавливается по договоренности между усыновителем и родственниками ребенка, а при отсутствии такой договоренности — по ре­шению органа опеки и попечительства. Если же усынови­тель не подчиняется этому решению, то родственники усы­новленного ребенка или орган опеки и попечительства мо­гут обратиться в суд с иском об устранении препятствий к общению с ребенком. Суд будет разрешать спор исходя из интересов ребенка и с учетом мнения ребенка (ст. 67 СК).

Рассмотренные правовые последствия усыновления ребенка (утрата усыновленными детьми личных неимуще­ственных и имущественных прав и обязанностей по отно­шению к своим родителям и иным родственникам по происхождению, и соответственно приобретение ими прав и обязанностей в отношении усыновителей и их родствен­ников) наступают вне зависимости от записи усыновите­лей в качестве родителей усыновленного ребенка в акто­вой записи о рождении ребенка (п. 6 ст. 137 СК).

Исключением из общего правила о полной утрате усыновленными детьми личных неимущественных и иму­щественных прав и обязанностей, основанных на факте происхождения детей, является также норма, предусмот­ренная ст. 138 СК. Согласно этой норме несовершеннолет­ние дети, имеющие к моменту усыновления право на пенсию и пособия, полагающиеся им в связи со смертью роди­телей (то есть по случаю смерти матери или отца), сохраняют это право и после усыновления.

Право ребенка на пенсию и пособие должно возник­нуть до принятия судом решения об усыновлении, факти­чески же документы на назначение пенсии или выдачу пособия могут быть оформлены и значительно позже — уже после усыновления.

Тайна усыновления ребенка и ее обеспечение. В соот­ветствии с п. 1 ст. 139 СК тайна усыновления охраняется законом. Разглашение сведений об усыновлении может причинить моральные и нравственные страдания ребен­ку, усыновителям, воспрепятствовать созданию нормаль­ной семейной обстановки и затруднить процесс воспитания ребенка.

Из содержания ст. 139 СК следует, что тайна усынов­ления должна соблюдаться лишь по желанию усыновите­лей, что, главным образом, касается случаев усыновле­ния малолетних детей, новорожденных детей и иных слу­чаев, когда целесообразность обеспечения тайны усынов­ления не вызывает сомнений. В случаях же усыновления детей более зрелого возраста (например, старше десяти лет, когда требуется согласие ребенка на усыновление), обеспечение тайны усыновления не имеет смысла. Этот вопрос не простой и решается усыновителями ребенка су­губо индивидуально в каждом конкретном случае. Поэто­му можно сделать вывод о том, что тайна усыновления охраняется законом, но не всегда является обязательным элементом любого усыновления ребенка. Главным здесь является волеизъявление усыновителей Разглашение кем-либо тайны усыновления возможно только с согласия усы­новителей.

Специальные меры, обеспечивающие тайну усынов­ления, закреплены в ряде статей Семейного кодекса. Так, для обеспечения тайны усыновления Кодекс допускает по просьбе усыновителей изменение места рождения, а так­же даты рождения ребенка (в возрасте до одного года), но не более чем на три месяца (ст. 135 СК). В этих же целях изменяется не только дата рождения ребенка в за­писи акта о рождении, но и дата регистрации акта о рож­дении. В целях обеспечения тайны усыновления Кодекс пре­дусматривает также возможность принятия и иных мер, включая изменение имени, отчества и фамилии усынов­ленного ребенка (ст. 134 СК) и запись усыновителей в ка­честве родителей усыновленного ребенка (ст. 136 СК).

Оформление нового свидетельства о рождении ребенка органом загса (ст. 44 Закона об актах гражданского состо­яния), где данные об усыновленном и его родителях ука­зываются именно в соответствии с судебным решением, также способствует обеспечению тайны усыновления.

Семейный кодекс устанавливает, что судьи, вынес­шие решение об усыновлении ребенка, или должностные лица, осуществляющие государственную регистрацию усы­новления, а также иные лица, осведомленные о факте усыновления, обязаны сохранять тайну усыновления (п. 1 ст. 139 СК). Для обеспечения охраняемой законом тайны усыновления суд в соответствии с ч. 3 ст. 263 ГПК рас­сматривает все дела об усыновлении в закрытом судебном заседании, включая объявление решения. В этих же це­лях участвующие в рассмотрении дела лица должны быть предупреждены о необходимости сохранения в тайне став­ших им известными сведений об усыновлении, а также о возможности привлечения к уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления вопреки воле усынови­теля, в случаях, предусмотренных в ст. 155 УК, что отра­жается в протоколе судебного заседания.

Государственная регистрация усыновления детей, вне­сение изменений в записи актов о рождении усыновлен­ных, хранение книг регистрации актов об усыновлении и о рождении усыновленных и всех других материалов, свя­занных с усыновлением, производится органом загса в по­рядке, обеспечивающем сохранение тайны усыновления.

Запрещается без согласия усыновителей, то есть по­мимо их воли, сообщать какие-либо сведения об усыновле­нии, а также выдавать выписки из книг регистрации актов гражданского состояния, из которых было бы видно, что усыновители не являются кровными родителями усынов­ленного (ст. 47 Закона об актах гражданского состояния).

Следует иметь в виду, что обязанность сохранять тай­ну усыновления распространяется не только на лиц, обя­занных хранить сведения об усыновлении как служебную и профессиональную тайну, но также на всех без исклю­чения граждан, осведомленных об этом любым иным об­разом.

Лица, разгласившие тайну усыновления ребенка про­тив воли усыновителей, могут быть привлечены к уголов­ной ответственности.

Контроль за условиями жизни и воспитания детей в семьях усыновителей на территории Российской Феде­рации. В целях защиты прав и законных интересов усы­новленных детей органом опеки и попечительства по мес­ту жительства усыновленного ребенка осуществляется кон­троль за условиями его жизни и воспитания. Орган опеки и попечительства, на территории которого было произведе­но усыновление ребенка, обязан в 7-дневный срок после вступления в силу решения суда направить в орган опеки и попечительства по месту жительства усыновителя(ей) с усыновленным ребенком соответствующую информацию (с сохранением тайны усыновления) для организации конт­роля за условиями жизни и воспитания усыновленного ребенка. На основании такой информации специалистом по охране детства органа опеки и попечительства ежегодно (в течение первых трех лет после установления усыновле­ния) проводится контрольное обследование условий жиз­ни и воспитания усыновленного ребенка. По результатам этого обследования составляется отчет об условиях жизни и воспитания усыновленного ребенка, в котором должны быть отражены сведения: о состоянии здоровья ребенка; об обучении ребенка; об эмоциональном и поведенческом развитии ребенка; о навыках самообслуживания; о внеш­нем виде ребенка; о взаимоотношениях в семье. Необходи­мость проведения контрольных обследований по истече­нии трех лет определяется органом опеки и попечитель­ства индивидуально, в соответствии с ситуацией, склады­вающейся в семье усыновителя(ей).

Поэтому при достаточной занятости усыновителя совсем не лишним будет нанять няню для вашего ребенка.

http://www.pravanet.ru/content/view/401/96/

Тайна усыновления

Усыновление (удочерение) рассматривалось и рассма­тривается прежде всего как средство удовлетворения ин­тересов несовершеннолетних детей. Именно поэтому гла­ва 19 Семейного кодекса РФ (СК РФ) начинается словами: «усынывление. допускается только в их интересах». Бла­годаря усыновлению ребенок приобретает новую семью или его семья становится полной.

Таков лейтмотив усыновления, которому служат мно­гие правовые нормы, регулирующие порядок, условия и правовые последствия этого акта, в том числе и статья 139 СК РФ «Тайна усыновления ребенка».

Стремление наших законодателей аргументировать не­обходимость тайны усыновления противоречит многолет­нему опыту других стран (Англия, Франция, США и др). Там считают, что успех семейного воспитания не в соблю­дении формальной стороны усыновления, а в более слож­ных и тонких оттенках взаимоотношений воспитателя (усыновителя) и воспитанника (усыновляемого), определя­ющих качество семейного воспитания. Вот почему у зару­бежных исследователей проблемы тайны усыновления еще в 60-е годы возник вопрос: имеет ли смысл такая тайна, равноценна ли она пожизненному страху родителей, усы­новивших ребенка, перед возможностью ее разоблачения? Сегодня, когда идет процесс сближения законодательства РФ с положениями Конвенции ООН о правах ребенка, нельзя не заметить и того обстоятельства, что в статье 21 этой Конвенции, посвященной усыновлению, ничего не го­ворится о тайне усыновления.

Но в законодательстве России эти нормы сохраняют­ся. Существуют ситуации, когда блюсти эту тайну име­ет прямой смысл. Например, некоторые женщины даже имитируют беременность, чтобы только выйти из стен родильного дома с тайно усыновленным ребенком на ру­ках. Или в случаях прихода мужчины в семью, где рас­тет совсем маленький ребенок. Нужно ли раскрывать тайну спустя много лет, когда отчим и пасынок, можно сказать, сроднились? Поэтому часть 2 статьи 132 СК РФ допускает усыновление без согласия ребенка, не достиг­шего 10 лет, что нельзя делать с детьми старше этого возраста.

Учитывая всю сложность и многообразие решаемых при усыновлении вопросов, имеющих прямое отношение к охраняемой законом тайне, следует исходить из трех крайне важных посылок. Во-первых, из тесной связи ме­жду тайной усыновления, которую надо (или нет) беречь, и благоприятностью условий семейного воспитания ребен­ка. Во-вторых, из своеобразия информации о самом собы­тии, которое не подлежит огласке. Случайно оброненное слово, намек, наводящий вопрос и т.п., исходящее от че­ловека, причастного к усыновлению, могут разрушить ба­ланс внутрисемейных отношений. Между тем, нередко приходится нарушать тайну, чтобы найти, скажем, причину серьезной болезни ребенка. Иное дело, когда кто-то хо­чет нанести удар семье, и особенно ребенку. Налицо умышленное, а потому особенно опасное противоправное действие, за которое следует уголовное наказание. И, на­конец, в-третьих, ответственность причастных к оформле­нию документов.

Статья 139 Семейного кодекса, посвященная тайне усыновления, предназначается:

— судьям, вынесшим решение об усыновлении, и, ес­тественно, всем работникам суда, причастным к судебно­му делопроизводству. В постановлении Пленума Верхов­ного Суда Российской Федерации от 4 июля 1997 г. «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления» сказано: «в целях обеспечения охраняемой законом тайны усыновления суд в соответствии с ч. Зет. 263" ГПК РСФСР рассматривает все дела данной категории в закрытом судебном заседа­нии, включая объявление решения. В этих же целях участ­вующие в рассмотрении дела лица должны быть предупре­ждены о необходимости сохранения в тайне ставших им известными сведений об усыновлении, а также о возмож­ности привлечения к уголовной ответственности за разгла­шение тайны усыновления вопреки воле усыновителя, что отражается в протоколе судебного заседания. Но при рас­смотрении дела об установлении усыновления суду в не­обходимых случаях имеет смысл обратить внимание буду­щих усыновителей на нецелесообразность сохранения тай­ны усыновления ради соблюдения интересов ребенка»;

— должностным лицам, осуществляющим государствен­ную регистрацию усыновленияя В части 2 статьи 47 Феде­рального закона РФ «Об актах гражданского состояния» от 15 ноября 1997 г., говорится: «Работники органов запи­си актов гражданского состояния не вправе без согласия усыновителей (усыновителя) сообщать какие-либо сведения об усыновлении и выдавать документы, из содержания ко­торых видно, что усыновители (усыновитель) не являются родителями (одним из родителей) усыновленного ребенка».

К должностным лицам, имеющим прямое отношение к установлению усыновления, относятся и представители ор­ганов опеки и попечительства. Они не только проводят об­следование условий жизни усыновленного, усыновителя, дают заключение по делу по поручению суда, но и соглас­но пункту 1 статьи 125 СК РФ являются обязательными участниками судебного процесса. Именно им по долгу службы приходится проводить своего рода следствие с участием лиц, способных осветить положение дел в семье, охарактеризовать будущих родителей. На данном этапе подготовки дела важно, во-первых, соблюсти осторож­ность; во-вторых, в случае необходимости разъяснить бу­дущим усыновителям педагогическую целесообразность (нецелесообразность) сохранения в данной конкретной си­туации тайны усыновления.

К процедуре усыновления причастны и медицинские работники. На них распространяются все требования статьи 139 СК РФ. А если речь идет о врачах, то и правила о сохранении врачебной тайны.

Случайно или нет, к усыновлению могут быть причаст­ны не только официальные лица, но и друзья, знакомые, родственники, соседи. Они должны знать, что тайна усы­новления охраняется законом, что они также подлежат ответственности за ее разглашение.

Статья 155 УК РФ перечисляет лиц, подлежащих уго­ловной ответственности за нарушение тайны усыновления. Сюда входят:

лица, обязанные хранить факт усыновления (удочере­ния) как служебную или профессиональную тайну;

лица, действующие из корыстных или иных низменных побуждений.

Что касается мер уголовной ответственности за разгла­шение тайны усыновления, предусмотренных статьей 155 УК РФ, то их диапазон достаточно широк — штраф в раз­мере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода ужденного за период от одного до двух месяцев, либо исправительные работы на срок до одного года, либо арест на срок до четырех месяцев с лишением права зани­мать определенные должности или заниматься определен­ной деятельностью на срок до трех лет и без такового. Поэтому есть возможность дифференцировать наказание с учетом конкретных обстоятельств дела, субъективной стороны совершенного преступления.

Всевозможные случаи разглашения тайны усыновле­ния связываются с волей усыновителя, о чем специаль­но говорится в пункте 2 статьи 139 СК РФ. Когда усы­новитель не делает из усыновления тайны, то и нечего охранять. Значит воля усыновителя служит своеобраз­ным ключом при решении вопроса о необходимости применения охраняющего ее закона. Вот почему так важно на всех этапах оформления усыновления не ог­раничиваться констатацией намерений будущего усыно­вителя, а направлять его помыслы в полезное для усы­новляемого ребенка русло.

http://www.xserver.ru/user/tajus/

Усыновление — это не только форма устройства на воспитание детей, оставшихся без попечения родителей, но и юридический факт, вызывающий определенные правовые последствия. В результате усыновления усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а усыновители и их родственники по отношению к усыновленным детям и их потомству во всех личных и имущественных правах и обязанностях приравниваются к родственникам по происхождению (п. 1 cm. 137 СК).

Между усыновителем и усыновленным ребенком возникают взаимные личные и имущественные права и обязанности, равные тем, которые существуют между родителями и детьми, причем не только семейные права и обязанности, но также права и обязанности, предусмотренные другими отраслями законодательства (гражданским, жилищным, трудовым, пенсионным и др.). Это происходит как в случае усыновления ребенка супругами, так и одним из них, либо лицом, не состоящим в браке. Причем указанные правовые последствия наступают независимо от записи усыновителей в качестве родителей в актовой записи о рождении ребенка.

Приравнивание законом усыновленного ребенка к родным детям усыновителя означает, что усыновители, как и родители, имеют право и обязаны заботиться о воспитании и всестороннем развитии усыновленного ребенка (ст. 63 СК). Усыновители также обязаны содержать своих усыновленных детей (ст. 80, 85 СК), что предполагает возможность взыскания с усыновителей алиментов в случае неисполнения алиментной обязанности (ст. 80 СК). Соответственно трудоспособные совершеннолетние усыновленные дети обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи усыновителей и заботиться о них (ст. 87 СК).

Усыновители являются законными представителями несовершеннолетнего усыновленного ребенка и выступают в защиту его прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе и в судах, без специальных полномочий (ст. 64 СК).

Как законные представители несовершеннолетних усыновленных детей усыновители совершают гражданско-правовые сделки от имени усыновленных детей, не достигших возраста четырнадцати лет (малолетних), или дают согласие на совершение сделок усыновленными детьми в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет (ст. 26, 28 ГК). Усыновители в установленном законом порядке несут ответственность за вред, причиненный несовершеннолетним усыновленным ребенком в возрасте до четырнадцати лет (ст. 28, 1073 ГК), если не докажут, что вред причинен не по их вине. Если же вред причинен усыновленным ребенком в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, то его усыновители несут субсидиарную (дополнительную) ответственность при отсутствии у усыновленного ребенка доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, если не докажут, что вред возник не по их вине (ст. 26, 1074 ГК).

Правомочия усыновителей по управлению имуществом усыновленного ребенка такие же, как у родителей, и регламентируются ст. 60 СК и ст. 37 ГК.

В соответствии с нормами наследственного права при наследовании по закону усыновленные дети после смерти усыновителей, а усыновители — после смерти усыновленных детей являются наследниками первой очереди.

Усыновитель вправе вселить в жилое помещение усыновленного ребенка (жилое помещение занимается усыновителем и членами его семьи по договору найма жилого помещения или по договору социального найма жилого помещения — ст. 672 ГК) без согласия других постоянно с ним проживающих членов семьи и без учета требований законодательства о норме жилой площади на одного человека (ст. 679 ГК; ст. 54 ЖК).

Усыновленные дети имеют право на пенсию по случаю потери кормильца (усыновителя) наравне с родными детьми, а усыновители — наравне с родителями без каких-либо дополнительных условий.

С вступлением решения суда об усыновлении ребенка в силу усыновители приобретают право на льготы и государственные пособия, установленные для граждан, имеющих детей.

Кодекс предусматривает установление правоотношений не только между усыновленным ребенком (и его потомством) и усыновителями, но также между усыновленным ребенком (и его потомством) и родственниками усыновителей. Речь идет о такой степени родства, которая по законодательству влечет возникновение у родственников тех или иных личных неимущественных или имущественных прав и обязанностей. Например, дедушка, бабушка (то есть родители усыновителей), братья, сестры (дети усыновителей) и другие родственники имеют право на общение с усыновленным ребенком (ст. 67 СК), или нетрудоспособные нуждающиеся в помощи дедушка, бабушка (родители усыновителей) имеют право на алименты от своих совершеннолетних трудоспособных внуков (детей, усыновленных их детьми) при наличии условий, предусмотренных ст. 95 СК.

По общему правилу, закрепленному в п. 2 ст. 137 СК, усыновленные дети утрачивают все личные неимущественные и имущественные права и освобождаются от обязанностей по отношению к своим родителям и иным родственникам по происхождению. Такое правовое последствие наступает во всех случаях, когда ребенка усыновляют супруги, и он приобретает как отца, так и мать.

Однако при усыновлении ребенка одним лицом Семейным кодексом допускаются исключения из общего правила о прекращении правоотношений между усыновленным ребенком и родителями, другими родственниками. Так, когда ребенок усыновляется не обоими супругами, а одним из них, или отчимом, мачехой, одинокой женщиной, одиноким мужчиной, то по желанию родителя — матери, если усыновитель мужчина, или отца, если усыновитель женщина, за ней (ним) могут быть сохранены личные неимущественные и имущественные права и обязанности родителя в отношении ребенка (п. 3 ст. 137 СК). Если при усыновлении ребенка одним лицом сохраняются права и обязанности ребенка в отношении одного из родителей, то они считаются сохраненными и в отношении родственников этого родителя.

О сохранении родительских прав за одним из родителей усыновленного должно быть указано в резолютивной части решения суда об установлении усыновления ребенка. Отсутствие такого указания означает, что правовые отношения ребенка с обоими родителями прекращены, даже если в качестве усыновителя выступало одно лицо.

Еще одно исключение из общего правила о прекращении правоотношений между усыновленным ребенком и его близкими родственниками при усыновлении ребенка одним лицом. Если один из родителей усыновленного ребенка умер, то по просьбе родителей умершего родителя (дедушки или бабушки ребенка) могут быть сохранены личные неимущественные и имущественные права и обязанности в отношении родственников умершего родителя (п. 4 ст. 137 СК). Условиями реализации такой возможности для дедушки и бабушки усыновленного ребенка закон называет интересы ребенка, а не мнение усыновителя (например, ребенок привязан к дедушке, бабушке, тете, дяде, другим близким родственникам и прекращение контактов с ними может нанести ему психологическую травму).

О сохранении правоотношений усыновленного ребенка с родственниками умершего родителя (дедушкой, бабушкой и др.) указывается в решении суда об установлении усыновления.

Порядок взаимного общения усыновленного ребенка с родственниками умершего родителя устанавливается по договоренности между усыновителем и родственниками ребенка, а при отсутствии такой договоренности — по решению органа опеки и попечительства. Если же усыновитель не подчиняется этому решению, то родственники усыновленного ребенка или орган опеки и попечительства могут обратиться в суд с иском об устранении препятствий к общению с ребенком. Суд будет разрешать спор исходя из интересов ребенка и с учетом мнения ребенка (ст. 67 СК).

Рассмотренные правовые последствия усыновления ребенка (утрата усыновленными детьми личных неимущественных и имущественных прав и обязанностей по отношению к своим родителям и иным родственникам по происхождению, и соответственно приобретение ими прав и обязанностей в отношении усыновителей и их родственников) наступают вне зависимости от записи усыновителей в качестве родителей усыновленного ребенка в актовой записи о рождении ребенка (п. 6 ст. 137 СК).

Исключением из общего правила о полной утрате усыновленными детьми личных неимущественных и имущественных прав и обязанностей, основанных на факте происхождения детей, является также норма, предусмотренная ст. 138 СК. Согласно этой норме несовершеннолетние дети, имеющие к моменту усыновления право на пенсию и пособия, полагающиеся им в связи со смертью родителей (то есть по случаю смерти матери или отца), сохраняют это право и после усыновления.

Право ребенка на пенсию и пособие должно возникнуть до принятия судом решения об усыновлении, фактически же документы на назначение пенсии или выдачу пособия могут быть оформлены и значительно позже — уже после усыновления.

Тайна усыновления ребенка и ее обеспечение. В соответствии с п. 1 ст. 139 СК тайна усыновления охраняется законом. Разглашение сведений об усыновлении может причинить моральные и нравственные страдания ребенку, усыновителям, воспрепятствовать созданию нормальной семейной обстановки и затруднить процесс воспитания ребенка.

Из содержания ст. 139 СК следует, что тайна усыновления должна соблюдаться лишь по желанию усыновителей, что, главным образом, касается случаев усыновления малолетних детей, новорожденных детей и иных случаев, когда целесообразность обеспечения тайны усыновления не вызывает сомнений. В случаях же усыновления детей более зрелого возраста (например, старше десяти лет, когда требуется согласие ребенка на усыновление), обеспечение тайны усыновления не имеет смысла. Этот вопрос не простой и решается усыновителями ребенка сугубо индивидуально в каждом конкретном случае. Поэтому можно сделать вывод о том, что тайна усыновления охраняется законом, но не всегда является обязательным элементом любого усыновления ребенка. Главным здесь является волеизъявление усыновителей Разглашение кем-либо тайны усыновления возможно только с согласия усыновителей.

Специальные меры, обеспечивающие тайну усыновления, закреплены в ряде статей Семейного кодекса. Так, для обеспечения тайны усыновления Кодекс допускает по просьбе усыновителей изменение места рождения, а также даты рождения ребенка (в возрасте до одного года), но не более чем на три месяца (ст. 135 СК). В этих же целях изменяется не только дата рождения ребенка в записи акта о рождении, но и дата регистрации акта о рождении. В целях обеспечения тайны усыновления Кодекс предусматривает также возможность принятия и иных мер, включая изменение имени, отчества и фамилии усыновленного ребенка (ст. 134 СК) и запись усыновителей в качестве родителей усыновленного ребенка (ст. 136 СК).

Оформление нового свидетельства о рождении ребенка органом загса (ст. 44 Закона об актах гражданского состояния), где данные об усыновленном и его родителях указываются именно в соответствии с судебным решением, также способствует обеспечению тайны усыновления.

Семейный кодекс устанавливает, что судьи, вынесшие решение об усыновлении ребенка, или должностные лица, осуществляющие государственную регистрацию усыновления, а также иные лица, осведомленные о факте усыновления, обязаны сохранять тайну усыновления (п. 1 ст. 139 СК). Для обеспечения охраняемой законом тайны усыновления суд в соответствии с ч. 3 ст. 263 ГПК рассматривает все дела об усыновлении в закрытом судебном заседании, включая объявление решения. В этих же целях участвующие в рассмотрении дела лица должны быть предупреждены о необходимости сохранения в тайне ставших им известными сведений об усыновлении, а также о возможности привлечения к уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления вопреки воле усыновителя, в случаях, предусмотренных в ст. 155 УК, что отражается в протоколе судебного заседания.

Государственная регистрация усыновления детей, внесение изменений в записи актов о рождении усыновленных, хранение книг регистрации актов об усыновлении и о рождении усыновленных и всех других материалов, связанных с усыновлением, производится органом загса в порядке, обеспечивающем сохранение тайны усыновления.

Запрещается без согласия усыновителей, то есть помимо их воли, сообщать какие-либо сведения об усыновлении, а также выдавать выписки из книг регистрации актов гражданского состояния, из которых было бы видно, что усыновители не являются кровными родителями усыновленного (ст. 47 Закона об актах гражданского состояния).

Следует иметь в виду, что обязанность сохранять тайну усыновления распространяется не только на лиц, обязанных хранить сведения об усыновлении как служебную и профессиональную тайну, но также на всех без исключения граждан, осведомленных об этом любым иным образом.

Лица, разгласившие тайну усыновления ребенка против воли усыновителей, могут быть привлечены к уголовной ответственности.

Контроль за условиями жизни и воспитания детей в семьях усыновителей на территории Российской Федерации. В целях защиты прав и законных интересов усыновленных детей органом опеки и попечительства по месту жительства усыновленного ребенка осуществляется контроль за условиями его жизни и воспитания. Орган опеки и попечительства, на территории которого было произведено усыновление ребенка, обязан в 7-дневный срок после вступления в силу решения суда направить в орган опеки и попечительства по месту жительства усыновителя(ей) с усыновленным ребенком соответствующую информацию (с сохранением тайны усыновления) для организации контроля за условиями жизни и воспитания усыновленного ребенка. На основании такой информации специалистом по охране детства органа опеки и попечительства ежегодно (в течение первых трех лет после установления усыновления) проводится контрольное обследование условий жизни и воспитания усыновленного ребенка. По результатам этого обследования составляется отчет об условиях жизни и воспитания усыновленного ребенка, в котором должны быть отражены сведения: о состоянии здоровья ребенка; об обучении ребенка; об эмоциональном и поведенческом развитии ребенка; о навыках самообслуживания; о внешнем виде ребенка; о взаимоотношениях в семье. Необходимость проведения контрольных обследований по истечении трех лет определяется органом опеки и попечительства индивидуально, в соответствии с ситуацией, складывающейся в семье усыновителя(ей).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. №9 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления"

Статьей 125 Семейного кодекса Российской Федерации впервые установлен судебный порядок усыновления (удочерения) детей (далее усыновления), который введен в действие с 27 сентября 1996 г. Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР" от 21 августа 1996 г. Учитывая, что у судов при рассмотрении дел об установлении усыновления возникли вопросы, требующие разрешения, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать следующие разъяснения:

1. Учитывая, что заявление лица (лиц), желающих усыновить ребенка, в соответствии со ст.125 СК РФ рассматривается в порядке особого производства по правилам, предусмотренным главой 29-1 ГПК РСФСР, и это лицо приобретает права законного представителя ребенка лишь в случае удовлетворения судом его просьбы и только после вступления решения в законную силу (ч. 2 ст. 263-5 ГПК РСФСР), не могут быть рассмотрены одновременно с заявлением об усыновлении требования заявителя о защите имущественных прав ребенка, например, о праве собственности ребенка на движимое и (или) недвижимое имущество, перешедшее ему в собственность по договору дарения, в порядке наследования либо приватизации жилья.

2. При принятии заявления об усыновлении судье, учитывая специфику дел данной категории, необходимо проверять, отвечают ли форма и содержание такого заявления как общим требованиям, предъявляемым ст.126 ГПК РСФСР, так и требованиям ст.263-2 ГПК РСФСР о необходимости указать в заявлении сведения о самих усыновителях, о детях, которых они желают усыновить, их родителях, просьбу о возможных изменениях в актовой записи о рождении усыновляемых детей, а также обстоятельства, с которыми закон связывает возможность быть усыновителем и подтверждающие их доказательства, с приложением к заявлению необходимых документов, перечень которых содержится в ч.2 ст.263-2 ГПК РСФСР.

3. Поскольку ч.1 ст.263-4 ГПК РСФСР предусматривает обязательное личное участие в рассмотрении дела самого заявителя, представителя органа опеки и попечительства, а также прокурора, невыполнение судом этих требований закона может явиться основанием к отмене решения, если это нарушение привело либо могло привести к неправильному разрешению вопроса об усыновлении (ч.2 ст.306, ч.1 ст.308 ГПК РСФСР).

http://www.xrelease.ru/g-r-a-zh-d-a-n-s-k-o-e-_p-r-a-v-o-_4/u-s-y-n-o-v-l-e-n-i-e-_r-e-b-e-n-k-a-.php