Семейно-правовая ответственность

>О семейно-правовой ответственности

В качестве постановки проблемы можно рассмотреть семейно-правовую ответственность. В юридической литературе в качестве мер семейно-правовой ответственности называют ограничение и лишение родительских прав, расторжение брака. Расторжение брака сложно назвать мерой юридической ответственности. Расторжение брака происходит по волеизъявлению одного из супругов, желающего прекратить семейные отношения.

Органы ЗАГС или суд фактически лишь констатируют волеизъявление одной из сторон. Признаки юридической ответственности — осуждение правонарушителя и претерпевание им неблагоприятных последствий; какие последствия наступают в случае развода, остается не совсем ясным, никакого осуждения при расторжении брака не происходит. Наконец, то лицо, брак с которым расторгают, нельзя назвать правонарушителем, ведь разводы происходят по самым разным причинам.

Семейный кодекс РФ в качестве меры защиты прав и законных интересов несовершеннолетних предусматривает лишение (ст. 69) и ограничение (ст. 73) родительских прав. Основаниями для лишения родительских прав являются: уклонение от обязанностей родителей, в том числе злостное уклонение от уплаты алиментов; злоупотребление родительскими правами; жестокое обращение с детьми, в том числе осуществление физического или психического насилия, покушение на их половую неприкосновенность; хронический алкоголизм или наркомания родителя; совершение умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга (ст. 69).

Указанные в ст. 69 СК РФ основания лишения родительских прав могут выступать и в качестве оснований уголовной и административной ответственности. Скажем, уклонение от обязанности по воспитанию детей, сопряженное с жестоким обращением, может влечь уголовную ответственность, предусмотренную ст. 156 УК РФ (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего), или административную, предусмотренную ст. 5.35 КоАП РФ (неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних). К какому виду ответственности будет привлечен субъект, зависит от наличия признака жестокости при совершении нарушения.

За злоупотребление родительскими правами предусмотрена как уголовная, так и административная ответственность. Так, в ст. 6.10 КоАП РФ предусмотрена ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в употребление спиртных напитков или одурманивающих веществ. Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150) и за вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ст. 151).

В случае превышения родительской власти, т. е. применения недозволенных методов воспитания, возможно наступление уголовной ответственности за причинение побоев, вреда здоровью, оскорбление и т.д. За уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей предусмотрена уголовная ответственность (ст. 157).

Таким образом, лишение родительских прав, как правило, сопутствует применению мер уголовной или административной ответственности. Получается, в семейном праве дозволения и запреты обеспечиваются мерами не семейно-правовой, а уголовной и административной ответственности; лишение родительских прав само по себе не является мерой юридической ответственности. Скорее всего, это мера защиты, направленная на обеспечение прав и законных интересов несовершеннолетнего.

К мерам защиты следует отнести ограничение родительских прав, предусмотренное ст. 73 СК РФ. Оно применяется не только в случае совершения правонарушения. Ограничение родительских прав допускается, если оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей (одного из них) не зависящим (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и др.). Помимо этого ограничение родительских прав может использоваться как мера, предшествующая лишению родительских прав.

Вышеизложенное позволяет нам прийти к выводу об отсутствии семейно-правовой ответственности как таковой. Однако в семейном праве налицо семейно-правовые правонарушения — уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию и т.д., — за совершение которых предусмотрена административная или уголовная ответственность.

Таким образом, в случае нарушения общественных отношений, обеспечивающих интересы семьи и несовершеннолетних, могут наступать уголовная, административная или гражданско-правовая ответственность или применяться меры защиты. Собственно семейно-правовыми средствами обеспечения дозволений и запретов являются лишение родительских прав и ограничение родительских прав. Сказанное не означает, что мы выступаем против формирования семейно-правовой ответственности в качестве самостоятельного вида юридической ответственности. Наоборот, наша позиция заключается в том, что любая отрасль права (если она сформировалась в качестве самостоятельной) должна обладать собственным институтом юридической ответственности.

Итак, подведем итоги данного параграфа:

Регулятивная функция гражданско-правовой ответственности участвует в определении гражданско-правового статуса физических и юридических лиц, закрепляет и оформляет динамику имущественных и личных неимущественных отношений, регулирует договорные и внедоговорные обязательства.

Регулирование ответственностью начинается не с определения условий ее возникновения, а с установления общих обязанностей надлежащего поведения и общих запретов. В процессе осуществления своих прав субъект соизмеряет свое поведение с запретами, позитивными обязываниями, он должен не злоупотреблять своими правами, действовать разумно и добросовестно. Отражаясь в сознании субъекта, обязанности и запреты воздействуют на его волевую сферу и выражаются в реальном правомерном поведении, урегулированном нормами гражданско-правовой ответственности.

Субъект, действуя на основе предоставленных ему дозволений, должен исходить из «духа» и «смысла» закона; при реализации собственных прав и свобод не ущемлять права и свободы иных субъектов общественных отношений; соотносить свое поведение с запретами и позитивными обязываниями.

Социально-психологический механизм воздействия превентивной функции гражданско-правовой ответственности в принципе не отличается от механизма воздействия превентивных функций иных видов юридической ответственности. Первоначально субъект усваивает само правило поведения, а затем вырабатывает к нему определенное психическое отношение, которое в дальнейшем опредмечивается в поведении субъекта.

Если юридическое лицо ликвидируется за совершение гражданско-правового правонарушения, ликвидация юридического лица выступает в качестве меры гражданско-правовой ответственности. Ликвидация юридического лица — эффективная мера превентивного воздействия, она исключает возможность совершения гражданско-правового правонарушения этим субъектом общественных от- ношений, фактически устраняя его из сферы гражданско-правовых отношений.

Гражданско-правовая ответственность обладает всеми чертами и характеристиками, свидетельствующими о наличии карательной функции. В решении о привлечении гражданско-правового нарушителя к ответственности содержится его осуждение, порицание. Осуждение всегда включает в себя элемент кары.

Оно негативным образом воздействует на психику правонарушителя, причиняет ему нравственные страдания и одновременно служит основой для сужения его имущественной сферы. Даже если меры гражданско-правовой ответственности носят восстановительный характер для пострадавшей стороны, они неизбежно сужают имущественную или иную сферу правонарушителя, который неотвратимо несет урон.

В гражданском законодательстве можно выделить ряд моментов, которые не только указывают на наличие карательной функции, но и: свидетельствуют о ее усилении. Появился новый вид санкции — проценты за пользование чужими денежными средствами.

Существенно изменены условия возмещения морального вреда (ст. 151, 1099—1101 ГК). Сохранилась определенная доля законных неустоек. Стороны договора вправе установить повышенные условия ответственности. Произошло усиление ответственности юридических лиц, вплоть до их ликвидации. Некоторые санкции гражданско-правовых норм применяются не в пользу потерпевшего, а в пользу государства.

Механизм воздействия гражданско-правовой ответственности охватывает и публично-правовые, и частноправовые интересы. Частноправовой интерес субъекта уже, нежели публичный, и может заключаться только в восстановлении его имущественной сферы.

Публично-правовой интерес включает в себя восстановление не только имущественной сферы потерпевшего, но и законности, правопорядка, морально-психологического спокойствия, социальной справедливости, авторитета государственной власти, авторитета нарушенного закона и т.д.

http://isfic.info/respon/otven116.htm

Семейно-правовая ответственность — применение к виновному правонарушителю принудительных мер, оказывающих дополнительное негативное воздействие на его личную или имущественную сферу в виде лишения его определенных семейных прав или возложения на него дополнительных обязанностей.

Специфика семейно-правовой ответственности заключается в том, что, во-первых, ее субъекты связаны уже возникшим семейным правоотношением, а, во-вторых, к ней не могут быть привлечены третьи лица, не участвующие в данном правоотношении.

Основания наступления семейно-правовой ответственности зависят от того, какая сфера пострадавшего лица, личная или имущественная, подверглись воздействию в результате правонарушения.

В первом случае семейно-правовая ответственность наступает при наличии трех условий:

  • факт нарушения семейного права или неисполнения семейной обязанности;
  • противоправность поведения (действия, бездействия) нарушителя. Под ней понимается нарушение норм объективного права или субъективных прав другого участника семейного правоотношения. Поведение, нарушающее нормы морали, является противоправным, если на это есть прямое указание в законе;
  • вина нарушителя, которая проявляется в двух формах: умысел и неосторожность. Семейное законодательство не содержит указания на формы вины, но на практике они играют важную роль, особенно при определении объема ответственности.

Например, лишение родительских прав как мера ответственности за уклонение от выполнения родительских обязанностей (ст. 69 СК РФ) наступает при наличии фактов неисполнения родителем обязанностей по воспитанию и образованию детей, защите их прав. Такое поведение противоречит ст. ст. 63 и 64 СК РФ, что свидетельствует о противоправности поведения. Родители могут быть лишены родительских прав только в случае их виновного поведения.

Во втором случае для наступления семейно-правовой ответственности, помимо перечисленных трех условий, необходимо:

  • факт наличия вреда для пострадавшего лица;
  • причинно-следственная связь между данным фактом и поведением нарушителя.

Так, ответственность за несвоевременную уплату алиментов (п. 2 ст. 115 СК РФ) наступает при наличии факта неуплаты алиментов в установленный срок, что противоречит ст. 81 СК РФ. При этом должен иметь место факт наличия задолженности по уплате, вина алиментообязанного лица в образовании задолженности и причинно-следственная связь между фактом наличия задолженности и фактом неуплаты алиментов в установленный срок.

К формам семейно-правовой ответственности относятся:

  • возмещение убытков, которые включают в себя только реальный ущерб. Связано это с тем фактом, что взыскание упущенной выгоды противоречит существу семейных отношений, поскольку в их основе не лежит такая цель, как извлечение прибыли.

В Семейном кодексе РФ отсутствует определение понятия «реальный ущерб», поэтому в силу ст. 4 СК РФ подлежит применению п. 2 ст. 15 ГК РФ. Итак, реальный ущерб — расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества.

При определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска.

  • уплата неустойки. Неустойка (штраф, пени) — определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Например, п. 2 ст. 115 СК РФ предусматривает неустойку в размере одной десятой процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки.

  • денежная компенсация морального вреда. Она применяется, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание характера и степень причиненных физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, а также степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

  • возмещение материального вреда в натуре. Данная форма ответственности регулируется гражданским законодательством.

Согласно п. 4 ст. 30 СК РФ право на компенсацию морального вреда и возмещение материального вреда имеет добросовестный супруг при признании брака недействительным.

Ю. Беспалов высказывает справедливое утверждение, что: …в Семейном кодексе необходимо закрепить норму, предусматривающую возмещение вреда здоровью ребенка родителями, усыновителями при удовлетворении иска о лишении родительских прав и об отмене усыновления…

В настоящее время вопрос о возмещении вреда не обсуждается. Суд в случае удовлетворения иска вправе лишь взыскать алименты. Такое положение, думается, является несправедливым. Нарушенные права ребенка остаются не восстановленными в полном объеме.

Возмещению в этих случаях должен подлежать и моральный вред, поскольку противоправными действиями родителей, усыновителей (оставление детей без пищи, без теплой одежды в зимний период, психическое насилие и т.п.) причиняются и физические, и нравственные страдания ребенку.

  • прекращение или изменение правоотношения (ст. ст. 71, 143, 152 СК РФ). Сюда относятся лишение родительских прав, отмена усыновления, расторжение договора о передаче детей на воспитание в приемную семью.

Меры ответственности устанавливаются не только законодателем в нормативных правовых актах, но и самими участниками семейных отношений в их соглашениях. Как правило, применяются такие способы защиты, как возмещение убытков, взыскание неустойки, компенсация морального вреда.

2.7 Сроки в семейном праве

Понятие и виды сроков

Выше уже отмечалось, что семейные отношения, как правило, носят длящийся характер, а, следовательно, не имеют четких временных границ. Для обеспечения определенности в семейных отношениях законодатель использует различные сроки.

Срок — период или момент времени, с которым нормы семейного права связывают наступление определенных правовых последствий.

По своей правовой природе он является юридическим фактом.

В юридической литературе сроки классифицируются по различным основаниям.

В зависимости от того, кем установлен срок, выделяют:

  • нормативные — сроки, устанавливаемые законом или иным правовым актом. Например, закон устанавливает срок, по истечении которого производится государственная регистрация заключения брака, – один месяц с момента подачи заявления;
  • судебные — сроки, назначаемые судом. Так, судом может быть установлен срок для примирения супругов при расторжении брака в пределах трех месяцев (п. 2 ст. 22 СК РФ);
  • сроки, определяемые соглашением сторон. Например, права и обязанности, предусмотренные брачным договором, могут быть ограничены определенными сроками (п. 2 ст. 42 СК РФ).

В зависимости от целей выделяют:

  1. срок возникновения прав и обязанностей. Так, достижение алиментополучателем пенсионного возраста порождает право на алименты (п. 1 ст. 90 СК РФ);
  2. срок осуществления прав (пресекательный срок). Так, мать имеет право на алименты в отношении себя от супруга (бывшего супруга) в период беременности и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка (п. 2 ст. 89, п. 1 ст. 90 СК РФ).
  3. срок исполнения обязанностей. Например, обязанность по уплате алиментов подлежит исполнению до достижения ребенком совершеннолетия (п. 2 ст. 120 СК РФ);
  4. срок принудительной защиты нарушенного права. Им является исковая давность.

В семейном праве, как правило, срок определяется истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами и днями, или указанием на событие, которое неизбежно должно произойти (например, п. 7 ст. 38, п. 6 ст. 71, п. 2 ст. 48 и ст. 144 СК РФ). В некоторых случаях срок определяется такими понятиями, как «немедленно» и «незамедлительно» (ст. 77 СК РФ).

Течение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало.

Срок, исчисляемый годами, истекает в соответствующие месяц и число последнего года срока. Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца срока. При этом, если окончание срока приходится на такой месяц, в котором нет соответствующего числа, то срок истекает в последний день этого месяца.

Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Согласно ст. 9 СК РФ на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется. Иными словами, семейные права можно защищать в суде независимо от того, когда они были нарушены. Это объясняется тем, что семейные отношения носят личный и длящийся характер.

Исключения из общего правила составляют случаи, прямо указанные в Семейном кодексе РФ.

Во-первых, годичный срок исковой давности установлен для требования о признании сделки недействительной. Его может заявить супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на ее совершение не было получено. Срок исчисляется со дня, когда он (она) узнал или должен был узнать о совершении данной сделки (п. 3 ст. 35 СК РФ).

Во-вторых, трехлетний срок исковой давности установлен для требования о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут. Срок исчисляется со дня, когда супруг (а) узнал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество другим супругом (п. 7 ст. 38 СК РФ).

В-третьих, годичный срок исковой давности установлен для требования супруга о признании брака недействительным, когда другой супруг скрыл от него наличие венерической болезни или ВИЧ-инфекции при вступлении в брак. Срок исчисляется со дня, когда супруг (а) узнал или должен был узнать о сокрытии болезни другим супругом (п. 4 ст. 169 СК РФ)1.

Указанные сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон.

В силу п. 2 ст. 9 СК РФ при применении норм, устанавливающих исковую давность, следует руководствоваться нормами ст. ст. 198-200 и 202-205 ГК РФ.

Требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. Предъявленный иск должен рассматриваться по существу с установлением обстоятельств дела. Иными словами, в определенных случаях удовлетворение иска возможно и после истечения исковой давности.

Суд обязан применить исковую давность, если имеется заявление стороны в споре, сделанное до вынесения судом решения. В этом случае истечение срока исковой давности является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, если иное не предусмотрено законом.

Приостановление течения срока исковой давности возможно в следующих случаях:

  • если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила);
  • если истец или ответчик находится в составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положение;
  • в силу установленной на основании закона Правительством РФ отсрочки исполнения обязательств (мораторий);
  • в силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение.

При этом данные обстоятельства должны возникнуть или продолжать существовать в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев — в течение срока давности.

Со дня прекращения обстоятельства, послужившего основанием приостановления давности, течение ее срока продолжается. Остающаяся часть срока удлиняется до шести месяцев, а если срок исковой давности равен шести месяцам или менее шести месяцев — до срока давности.

Основаниями для перерыва течения срока исковой давности являются:

  • предъявление иска в установленном порядке. При этом, если иск оставлен судом без рассмотрения, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжается в общем порядке;
  • совершение обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

После перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.

В исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев — в течение срока давности

http://lawyers-portal.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=14:2011-07-26-08-40-00&catid=2:2011-07-26-08-36-11&Itemid=3

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №12 год — 2011

старший преподаватель Альметьевского филиала

ЧОУ ВПО Институт экономики, управления и права, г. Казань

В правовой науке высказано мнение о том, что понятие ответственности в семейном праве идентично гражданско-правовому.

Семейно-правовая ответственность определяется как обязанность лица претерпевать лишение права и иные дополнительные неблагоприятные последствия своего виновного противоправного поведения(1). Представляется, что данный подход не отражает сущности ответственности в семейно-правовой сфере, так как ответственность здесь носит прежде всего личный характер, а затем уже имущественный(2).

Вопрос о том, можно ли считать ответственностью исполнение под принуждением в том же объеме обязанности, не исполненной добровольно, или ответственность имеет место только там, где речь идет о дополнительных неблагоприятных последствиях, имеет особое значение для семейного права.

Ответ на этот вопрос зависит от того, что вкладывается в понятие ответственности и мер защиты.

Меры ответственности и меры защиты могут разграничиваться по тому признаку, что одни из них «направлены на защиту нарушенного права» – это меры защиты, другие «соединяют в себе не только меры охраны нарушенного права, но и неблагоприятные последствия для виновного правонарушителя» меры ответственности.

Четкое разграничение мер защиты и ответственности имеет в семейном праве первостепенное значение. Преследуя общую конечную цель – защиту интересов потерпевшего, они, тем не менее, существенно отличаются друг от друга. Широкое понимание ответственности, когда под ответственностью понимается и исполнение под принуждением в том же объеме обязанности, не исполненной добровольно, Н.С. Малеин справедливо называл одной из причин безнаказанности семейных правонарушений(3).

(1) См.: Антокольская М. Семейное право. – М.: Юристъ, 2004.

(2) См.: Рот Л.Г. Природа ответственности лиц, заменяющих родителей, в случае неисполнения ими обязательств // Российский юридический журнал. – 2010. – № 5.

(3) См.: Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. – М.: Высшая школа, 1988.

Ответственность в семейном праве имеет определенные особенности.

Применяться она может только по отношению к членам семьи и не может применяться по отношению к третьим лицам. Кроме того, не существует семейно-правовой ответственности в чистом виде, и к нарушителям применяются нормы гражданского, уголовного и семейного права(1).

Ответственность в семейном праве возникает при наличии состава правонарушения, который в отличие от гражданского права включает два элемента: противоправность поведения и вина.

Под противоправностью понимается нарушение норм как объективного права, так и субъективных прав других участников семейных правоотношений. Она может выражаться как в совершении каких-либо действий, так и в воздержании от действий (например, невыполнения обязанности родителей по воспитанию своих детей)(2).

Под виной понимается недолжное психическое отношение участника семейных правоотношений к своим действиям или бездействию, а также к наступившим последствиям.

К семейным отношениям также применимо возмещение морального вреда, под которым понимается компенсация физических или нравственных страданий, причиненных физическому лицу (например, согласно п. 4 ст. 30 Семейного кодекса РФ (далее – СК РФ) добросовестный супруг имеет право требовать возмещения причиненного ему морального вреда в случае признания брака недействительным).

По мнению А.Е. Казанцевой, «содержание семейно-правовой ответственности заключается в устранении обязанных лиц от личного воспитания детей, воплощающегося в различных формах, зависящих от основания возникновения правоотношений по воспитанию»(3).

Говоря об ответственности в семейном праве, следует заметить, что ее ядром также является общественное и государственное осуждение правонарушителя, но в то же время ответственность в семейном праве обладает специфическими чертами. Так, все меры ответственности, закрепленные в нормах семейного права, могут применяться только в отношении членов семьи и приравненных к ним лицам.

А значит, не могут быть привлечены к семейно-правовой ответственности лица, не связанные между собой существующими семейными правоотношениями. Третьи лица в случаях нарушения ими семейных прав участников семейных отношений несут перед ними не семейно-правовую, а гражданско-правовую, административно правовую или уголовно-правовую ответственность(4).

В юридической науке и практике правосудие по делам несовершеннолетних (ювенальная юстиция) традиционно оценивается с двух позиций: как инструмент борьбы с преступностью молодежи и подростков и как средство охраны прав и законных интересов несовершеннолетних, защиты их от неблагоприятных условий жизни и воспитания. Эти два подхода отражают содержание и цели ювенальной

1 См.: Смирновская С.И. К вопросу об ответственности родителей по семейному законодательству России и Франции // Семейное и жилищное право. – 2010. – № 1.

2 См.: Крылова О.А. Неисполнение обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних детей как основание применения к родителям мер юридической ответственности // Современное право. – 2009. – № 8.

3 См.: Казанцева А.Е. Обязанности и права родителей (заменяющих их лиц) по воспитанию детей и их ответственность за их нарушение. – Томск: Издательство Томского университета, 1987.

4 См.: Ерохина Е.В. Лишение родительских прав и восстановление в родительских правах. Практическое пособие. – Система ГАРАНТ, 2010.

юстиции. Поскольку на практике они не разделяются между собой, это приводит в определенном смысле к стиранию грани между функциями судебной защиты и задачами борьбы с преступностью(1).

Несмотря на то что институт ювенальной юстиции для России не нов, в юридической науке не выработано единого подхода к нему. Например, Е.Л. Воронова определяет ювенальную юстицию как систему защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, объединяющую вокруг специализированного суда по делам несовершеннолетних социальные службы (органы и учреждения государственной системы, профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних),

Целью мер семейно-правовой ответственности является, во-первых, применение к правонарушителю определенной санкции, заключающейся в дополнительных обременительных обязанностях, а во-вторых, обеспечение защиты прав управомоченного лица.

Исключительной и одновременно высшей мерой ответственности за ненадлежащее воспитание детей является лишение родителей родительских прав. Лишение родительских прав допускается только по основаниям и в порядке, установленным законом. Лишение родительских прав возможно только в отношении конкретного ребенка (детей). В соответствии с п. 1 ст. 70 СК РФ лишение родительских прав производится только судом.

Лишение родителей родительских прав не только выполняет функцию наказания в отношении родителей, но и служит целям защиты прав и интересов детей, устранения опасности для их жизни, здоровья, создания предпосылок для надлежащего воспитания детей.

В качестве самостоятельной формы защиты прав и законных интересов ребенка семейное законодательство предусматривает ограничение родителей в родительских правах, представляющее собой отобрание ребенка у родителей без лишения их родительских прав. Ограничение родительских прав может выступать в зависимости от обстоятельств как мерой защиты интересов ребенка, так и мерой ответственности родителей в случае их виновного противоправного поведения.

Вопрос о том, является ли отобрание ребенка у родителей по суду независимо от лишения родительских прав мерой предупредительной или нет, до сих пор относился к числу дискуссионных. Но практика показала, что прибегать к отобранию ребенка на основании судебного решения не в его интересах, поскольку семейно-правовой статус ребенка в этом случае не отличается определенностью, что существенно затрудняет последовательную защиту его прав. В связи с этим

СК РФ устанавливает, что, если родители (один из них) не изменят своего поведения, органы опеки и попечительства обязаны предъявить к ним иск о лишении родительских прав. При этом по смыслу п. 2 ст. 73 СК РФ не имеет значения, кто предъявлял иск об ограничении родительских прав. Кроме того, выполнение такой обязанности обусловлено сроком – шестью месяцами с момента вынесения судом решения об ограничении родительских прав (т. е. со дня вступления решения суда в законную силу). Причем в интересах ребенка этот срок может быть сокращен до минимума, определяемого органами опеки и попечительства в каждой конкретной ситуации.

(1) См.: Борисова Н.Е. Конституционные основы защиты прав и интересов несовершеннолетних (теория, практика, проблемы совершенствования законодательства): Дисс. … докт. юрид. наук. – М., 2004.

(2) См.: Воронова Е.Л. Система защиты прав несовершеннолетних в регионах Российской Федерации: проблемы, тенденции, перспективы // Вопросы ювенальной юстиции. – 2006. – № 3.

Тем самым ограничение родительских прав судом стало еще одним шагом по пути укрепления правовых гарантий защиты детей, оставшихся без попечения родителей. Одновременно это реальный способ воздействия на родителей, которым после отобрания у них ребенка не следует чувствовать себя свободными от всех обязательств по отношению к своим детям. Ограничение родительских прав – это либо шаг к оздоровлению неблагополучной семьи, либо, наоборот, путь к полному прекращению родительских правоотношений путем лишения родительских прав со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Материал публикуется по итогам VI научно-практической конференции с международным участием «Проблемы правоприменительной практики».

http://dis.ru/library/653/28132/