Что такое право требования

По данному договору компания — сторона по договору об инвестировании строительства жилого дома — заключает договор об уступке права требования по этой сделке с гражданином, имеющим намерение приобрести жилье для проживания (личных, семейных, домашних нужд, не связанных с извлечением прибыли). Данный вид договора вызывает затруднения в определении его правовой природы.

По условиям такого договора организация уступает гражданину свое право требования передачи построенной квартиры к другому участнику инвестиционной деятельности по строительству жилого дома, и впоследствии на основании данного договора регистрируется право собственности гражданина на переданную квартиру.

При возникновении споров хозяйствующие субъекты считают гражданина субъектом инвестиционной деятельности, вступившим на место организации, которая уступила гражданину право требования.

Отношения по поводу строительства многоквартирного дома осуществляются в рамках инвестиционного соглашения. Его участниками являются организации, которые заключают различные договоры с гражданами или другими юридическими лицами о привлечении денежных средств для реализации инвестиционного проекта по строительству жилого дома. В этих целях и используются договоры об уступке права требования, купли-продажи квартир на условиях предварительной оплаты, займа и т.д.

Специфика таких договоров в том, что в результате исполнения договора к гражданину переходит лишь право требования к другому участнику строительства жилого дома, передачи самого предмета договора — квартиры не происходит, для этого необходимо оформить отдельное соглашение.

В этой ситуации договором уступки права требования фактически прикрывается договор купли-продажи имущественных прав, которые в силу ст. 128 ГК РФ относятся к объектам гражданских прав.

Ярким примером нарушения прав граждан является заключение договора об уступке гражданину права требования передачи построенной квартиры, по условиям которого организация уступает гражданину свое право требования передачи построенной квартиры к другому участнику инвестиционной деятельности по строительству жилого дома. Впоследствии данный договор рассматривается как основание для регистрации права собственности гражданина на переданную квартиру. При возникновении споров хозяйствующие субъекты рассматривают гражданина в качестве субъекта инвестиционной деятельности, вступившего на место организации, которая уступила гражданину право требования. Такая точка зрения основана на том, что при заключении договора об уступке права требования между его сторонами возникает обязательство, в силу которого гражданин должен передать другой стороне договора определенную денежную сумму, а эта сторона, в свою очередь, — уступить гражданину свое право требования передачи квартиры, основанное на договоре об инвестировании. Договор об уступке права требования является производным от договора об инвестировании, и к гражданину, заключившему договор об уступке права требования, переходят права лишь в том объеме, которым обладал прежний кредитор — организация-инвестор.В силу ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Правовая оценка договора уступки права требования предоставления квартиры к другому участнику инвестиционной деятельности должна осуществляться с учетом наличия взаимосвязи между указанным договором (рассматривая его как договор купли-продажи), основным инвестиционным соглашением (разрешающим его участникам уступать свои права третьим лицам) и тем соглашением (договором), которое заключает гражданин с организацией, отвечающей по требованию, перешедшему к гражданину.

Таким образом, общим для всех перечисленных видов договоров является то, что некое лицо обязуется передать покупателю определенный объем прав/обязанностей в обмен на денежную сумму, в результате чего у него должны возникнуть права на получение и оформление в собственность квартиры в многоквартирном доме-новостройке. Однако от способа приобретения новостройки, а также от основания приобретения квартиры зависят такие факторы, как конечная стоимость, качество квартиры, а главное — ответственность лица, передающего квартиру, за несоблюдение или ненадлежащее соблюдение условий договора, возможность эффективной защиты покупателем по такому договору своих прав. Именно поэтому при покупке новостройки покупателю следует не только самому достаточно внимательно изучить договор, но обязательно воспользоваться услугами опытного юриста.

Как видно из перечисленных выше фактов, вступление в силу Закона об участии в долевом строительстве не исключило проблемы юридической защищенности граждан — покупателей квартир-новостроек в строящихся многоквартирных домах. По мнению многих юристов, если характеризовать ситуацию с обеспечением прав граждан, приобретающих права на квартиры в строящихся домах, разрешения на строительство которых не были получены до 1 апреля 2005 года или получены после 1 апреля 2005 года, по состоянию на конец 2005 года, можно смело утверждать, что она значительно ухудшилась по сравнению с той, которая была до введения в действие Закона.

Во-первых, несмотря на введенный Законом запрет на привлечение денежных средств до получения разрешения на строительство и опубликования проектной декларации практически все застройщики продолжают привлечение денежных средств на данном этапе, используя различные схемы по уходу от обязательного заключения договора участия в долевом строительстве. Ранее покупателю предлагался к заключению более-менее понятный договор, в котором четко прописывались права и обязанности сторон, указывалось, что уплачиваемая сумма идет непосредственно на строительство дома и т.п., и в случае нарушения обязательств по договору гражданин мог через суд отстоять свои права, признать право собственности на квартиру. Помимо этого была наработана соответствующая судебная практика. Теперь застройщики используют различные сложные для понимания покупателем, не имеющим юридического образования и соответствующих профессиональных навыков, схемы, далеко не все из которых соответствуют закону.

В соответствии с Законом об участии в долевом строительстве застройщик вправе привлекать денежные средства граждан для долевого строительства многоквартирных домов только на основании договора участия в долевом строительстве после получения разрешения на строительство, оформления правна землю, опубликования проектной декларации. Для того чтобы уйти из-под действия неудобного для себя Закона, застройщики могут применять ряд схем, которые можно условно разделить на 3 группы: формально соответствующие Закону уступка прав по инвестиционному договору, вексельная схема (хотя возможны ее разновидности, не соответствующие Закону), часто используемая схема реализации квартир через жилищно-строительные кооперативы (далее -ЖСК).

1. Уступка прав по первоначальному инвестиционному договору используется в случае, когда разрешение на строительство дома получено до 1 апреля 2005 года. Приобретающему права на квартиру гражданину уступаются права по инвестиционному контракту, заключенному компанией-застройщиком и администрацией муниципального образования — собственником земельного участка, на котором строится дом, в части (право требования оформления в собственность по завершении строительства конкретной квартиры). При этом новый договор не заключается, и человек становится участником уже заключенного договора (а он был заключен до 1 апреля 2005 года и под действие нового Закона не подпадает). Данная схема юридически возможна и законна, однако нужно внимательно изучать основной инвестиционный контракт, по которому уступаются права, поскольку в определенных случаях такая уступка не допускается. Проблемы не исключены, если кто-то захочет представить такую уступку именно как привлечение денежных средств для строительства, хотя оплату по уступке получает не первоначальный инвестор.

2. При вексельной схеме гражданину выдается вексель, и одновременно застройщик берет на себя обязательство продать после завершения строительства квартиру по цене, совпадающей с указанной в векселе, в определенный срок. Важно отметить, что вексель и обязательство предоставить квартиру формально никак не связаны, поскольку вексель является ценной бумагой, содержащей ничем не обусловленное обязательство выплатить указанную в нем сумму в определенный срок, т.е. формально привлечения денежных средств в долевое строительство дома нет. В векселе невозможно указать подлежащую передаче квартиру. Данная схема не гарантирует прав гражданина, поскольку непосредственно за квартиру гражданин еще денег формально не внес, а по векселю деньги ему могут вернуть в установленный срок. Кроме того, гражданин в случае возникновения у фирмы проблем может вернуть деньги только после наступления срока платежа по векселю. При этом подача иска об обязании заключить основной договор о приобретении квартиры часто невозможна из-за юридических изъянов схемы (невозможно определить предмет договора, поскольку в предварительном договоре стороны договариваются заключить договор купли-продажи квартиры, которой нет в наличии, и т.п.), также могут быть проблемы и со взысканием убытков гражданина. Соглашаться на данные схемы можно только при полной уверенности в том, что дом будет построен и компания-застройщик надежна.

Противоречащие Закону предварительные договоры с принятием по этим договорам оплаты используют многие схемы, связанные с агентскими договорами или договорами оказания услуг, заключением договоров инвестирования строительства жилья на объекты, на которые не получено разрешение на строительство, и т.п.

Схемы с использованием предварительных договоров купли-продажи, долевого участия в строительстве и принятием оплаты по ним незаконны, так как по предварительному договору нельзя принять оплату, а можно только указать, что в будущем будет заключен определенный договор, по которому должна производиться оплата. Т.е. Закон не исключает заключения предварительногодоговора долевого участия в строительстве, но исключает возможность принимать по нему оплату. При этом можно обратиться в суд и признать такой договор притворной сделкой, прикрывающей собой основной договор, и потребовать возмещения убытков.

3. Стоит обратить внимание и на схему приобретения жилья через ЖСК. Договор о приобретении квартиры, как правило, в этом случае с гражданином не заключается, а право требовать квартиру основывается на уставе ЖСК и его внутренних документах, в которые легко можно внести изменения. То есть это совершенно другие правоотношения, основанные не на договоре, а на членстве в ЖСК, отличающиеся от применяемых в остальных схемах. Таким образом, права граждан при использовании данной схемы нарушаются чаще, чем при использовании остальных. Следует помнить, что до выплаты всех паевых взносов квартира (права на квартиру) находится в собственности ЖСК и на нее может быть обращено взыскание в случае возникновения у ЖСК финансовых проблем. В любом случае при приобретении квартиры таким способом рекомендуется тщательно проверить учредительные документы ЖСК (устав и т.п.), а также собрать данные о финансовом положении кооператива. Формально приобретение квартиры через членство в ЖСК законно.

Краткая информация о жилищно-строительных кооперативах (ЖСК). Жилищным или жилищно-строительным кооперативом признается добровольное объединение граждан и (или) юридических лиц на основе членства в целях удовлетворения потребностей граждан в жилье, а также управления жилыми и нежилыми помещениями в кооперативном доме <1>. Члены таких кооперативов своими средствами участвуют в приобретении, реконструкции и последующем содержании многоквартирного дома. Право на вступление в жилищные кооперативы имеют граждане, достигшие возраста шестнадцати лет, и (или) юридические лица <2>. Количество членов жилищного кооператива не может быть менее пяти, но не должно превышать количества жилых помещений в строящемся или приобретаемом кооперативом многоквартирном доме <3>. Жилищные кооперативы обязаны иметь свой устав (ст. 113 ЖК РФ) и подлежат государственной регистрации (ст. 114 ЖК РФ). Органами управления жилищного кооператива являются <4>: 1) общее собрание членов жилищного кооператива; 2) конференция, если число участников общего собрания членов жилищного кооператива более пятидесяти и это предусмотрено уставом жилищного кооператива; 3) правление жилищного кооператива и председатель правления жилищного кооператива. Общее собрание членов кооператива или конференция являются высшим органом управления жилищного кооператива <5>. Более подробную информацию о ЖСК вы можете найти в разделе V Жилищного кодекса РФ.

В настоящее время единая судебная практика, содержащая оценку указанных выше схем, еще не сложилась. Не исключено, что некоторые договоры (в рамках указанных выше схем) могут быть признаны притворными, имеющими целью прикрыть договор долевого участия в строительстве со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями как для застройщика (привлечение к ответственности на основании рассматриваемого Закона -неустойка, возмещение убытков), так и для дольщиков (такие договоры нельзя будет зарегистрировать, возможны проблемы с оформлением права собственности).

http://www.kr-ipoteka.net/kak_obm/2_26.html

Как оценить право требования?

Право требования возникает в результате гражданско-правовых отношений между двумя контрагентами – кредитором и должником. Оценка прав требований необходима при принятии менеджментом решений в части управления финансовым рычагом предприятия, при осуществлении сделки купли-продажи долгов предприятия, при обращении взыскания на имущество должника, при банкротстве предприятия. Кроме того, оценка прав требований проводится при подготовке сделки по переуступке долгов на свободном рынке, причем объектом сделки могут выступать как права требований, так и залоговое имущество. Реализация прав требований может производиться банками путем переуступки прав и в результате конкурсного производства, посредством взыскания обеспечения для полного или частичного удовлетворения прав требований кредитора.

Оценщик определяет рыночную стоимость прав требований, которая выражается денежной суммой, полученной при реализации прав требований на открытом рынке долгов, либо при реализации имущества, являющегося обеспечением долга. В случае реструктуризации долга оценщик также определяет вероятные денежные поступления в счет погашения долга, которые возникнут в результате будущей финансово-хозяйственной деятельности предприятия-должника.

На сегодняшний день не существует универсальных, общепринятых оценочных методик для оценки прав требований. Оценщики используют методики, утвержденные или согласованные внутри каждой кредитной организации.

В зависимости от типа прав требований перед оценщиком возникает проблема выбора методов оценки. Данный выбор обусловлен существенным отличием предпосылок, то есть статусом должника, юридическими основаниями и предполагаемыми сроками погашения задолженности. При оценке прав требований действующего предприятия и предприятиябанкрота существенным отличием являются предпосылки для оценки риска возврата долгов в полном объеме.

Методика оценки прав требований для действующего предприятия включает в себя проведение тщательного финансового анализа компании и дальнейшее прогнозирование ее деятельности. Из этого следует, что моделирование денежного потока от возврата долгов опирается на тщательное прогнозирование оценщиком источников погашения задолженности, включая чистую прибыль компании, построение прогнозного баланса и определение финансовой устойчивости предприятия в будущем. При оценке рыночной стоимости прав требований по предприятию, находящемуся в процедуре банкротства, оценщик анализирует в первую очередь, какими активами обладает заемщик и насколько перспективен возврат долгов.

Кто является кредитором?

Кредитором может являться лицо, в пользу которого в результате гражданско-правовых отношений возникает право требовать от должника исполнения определенных обязательств: передать вещь, предоставить услугу, исполнить работу.

Первое место в списке наиболее частых кредиторов занимают банки и кредитно-финансовые организации, финансирующие деятельность предприятий и определяющие их дальнейшую работу и стратегию развития бизнеса. Как правило, при банкротстве, в процессе формирования реестра конкурсных кредиторов (комитета кредиторов), генеральными кредиторами, контролирующими, а зачастую и регулирующими процесс проведения процедуры банкротства, являются именно банковские структуры.

Суд признает конкурсными кредиторами тех, кто имеет право голоса при участии в собрании кредиторов. Это право должно быть подтверждено в суде документами о возникновении обязательств. У финансово-кредитных организаций основными документами являются: кредитный договор, договор об ипотеке, договор залога, договор поручительства и прочие документы, подтверждающие право собственности на право требования.

Установленный законодательством порядок удовлетворения требований делит кредиторов на очередных и внеочередных.

Почему качество актива имеет значение?

В составе обязательных подразделений крупных финансовокредитных организаций, как правило, присутствует кредитное подразделение, занимающееся подготовкой документации при проведении операций по кредитованию, и подразделение залоговой службы, осуществляющее мониторинг залогов на предмет фактического наличия, состояния и стоимости актива. Состав активов организации, являющихся предметом залога, а также текущие поручительства, предоставленные в обеспечение кредита, в период срока действия кредитного договора должны проходить обязательный мониторинг на предмет финансового благополучия должника или поручителя, а также подвергаться процедуре индикативной проверки рыночной стоимости залогового актива на предмет ее снижения или увеличения.

Как правило, основная масса «плохих» долгов возникает из-за недостаточного мониторинга залогового имущества со стороны банковских структур. При этом оценщик, анализируя кредитные соглашения, в рамках проведения оценки прав требований, может столкнуться с массой проблем при оценке залогового имущества или поручительства. Примером может послужить случай из практики. Центральное отделение крупного банка, расположенное в Москве, предоставило долгосрочный кредит заемщику, находящемуся в регионе, под залог производственного здания. На момент выдачи кредита предприятие-заемщик было действующим и финансово благополучным, а активы были ликвидными и представляли собой производственный цех с земельным участком. По истечении двух лет на предприятии была начата процедура банкротства. Оценщик выехал на место расположения залогового актива и установил, что предприятие-должник давно ничего не производило, а производственное здание, которое было объектом залога, оказалось практически разрушенным.

Другой проблемой при оценке прав требований может являться сама идентификация прав требований. При стандартном анализе кредитных договоров оценщик может столкнуться с проблемой юридически неквалифицированного составления документов, в результате чего требования кредитора могут быть в дальнейшем отклонены в суде.

Что должно быть в центре внимания?

Основным критерием определения стоимости прав требований является обеспечение, достаточное для покрытия суммы долга. Расчет стоимости права требования осуществляется через основную формулу: рыночная стоимость обеспечения / долг предприятия = % покрытия долга.

В качестве обеспечения могут выступать любые активы предприятия. Активами могут являться объекты недвижимости по договорам ипотеки, оборудование и товарно-материальные ценности по договорам залога, обеспечения и гарантии, предоставляемые как физическими, так и юридическими лицами по договорам поручительства.

Оценщик рассчитывает рыночную стоимость прав требований посредством определения денежного потока и уровня риска, выраженного, как правило, ставкой дисконтирования, необходимой для приведения денежного потока к текущей стоимости.

Основным критерием корректного определения денежного потока является справедливый расчет совокупных гарантий по обеспечению долга, выраженных рыночной стоимостью залогового имущества и поручительства.

На уровень ставки дисконта при оценке права требования влияют тип и ликвидность объектов залога. К рискам относятся также срок взыскания задолженности, требования конкурсного кредитора и дополнительные затраты на реализацию залогового имущества. Из этого следует, что приведенная к текущей стоимости величина денежного потока, с учетом всех рисков и без учета всех единовременных и постоянных расходов, будет являться величиной рыночной стоимости права требования. При определении денежного потока для расчета рыночной стоимости прав требований оценщик анализирует все документы, подтверждающие право собственности на право требования.

В первую очередь проблемы могут возникнуть при идентификации прав требований. При стандартном анализе кредитных договоров оценщик может столкнуться с проблемой, когда имущество является залогом сразу по нескольким кредитным соглашениям. Это может произойти из-за халатности менеджеров кредитных отделов или умышленного допущения ими ошибки. И если это происходит в рамках одной финансово-кредитной организации, то для оценщика, идентифицирующего объект оценки, это является определенной сложностью, которую, однако, он может выявить и учесть при расчете стоимости прав требований. В таком случае базовые предположения по реализации данных прав, полученные от управления банка, могут помочь оценщику в распределении денежного потока между кредитными соглашениями.

Более сложным является вариант, когда одно и то же имущество заложено перекрестно по разным кредитным договорам и разным кредиторам. Наиболее часто это встречается при залоге движимого имущества, поскольку при выдаче кредитов менеджеры банков не в состоянии проверить юридическую чистоту залога. В подобном случае, не обладая полной информацией, оценщик может существенно завысить стоимость прав требований, тогда как стоимость залогового имущества практически не будет покрывать оцениваемое право.

Помимо объектов недвижимости, объектов движимого имущества, материальных ценностей и прочего имущества, являющегося обеспечением прав требований, оценщик анализирует финансовое состояние поручителей.

Анализ и оценка активов должны проводиться оценщиком в соответствии с требованиями стандартов оценки. Стандартными этапами процедуры оценки являются анализ состава и структуры активов, определение количественных и качественных характеристик объектов (при необходимости осуществляется выезд и осмотр активов), анализ соответствующей отрасли и рынка активов. В зависимости от вида актива оценщик определяется с выбором метода оценки рыночной стоимости того или иного объекта и проводит расчет рыночной стоимости в соответствии с общепринятыми методиками оценки.

Зачем нужен поручитель?

В целях минимизации риска по кредитному договору кредитующее подразделение банка в качестве дополнительных гарантий оформляет поручительство юридических и физических лиц. В соответствии со ст. 361 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или частично.

В теории кредитующее подразделение должно осуществлять мониторинг и актуализацию информации о поручителе – юридическом или физическом лице. В ходе проведения мониторинга финансового состояния юридических лиц, являющихся поручителями, кредитное подразделение должно регулярно получать официальную отчетность, заверенную налоговыми органами, расшифровки основных статей баланса в части наиболее дорогостоящих активов, информацию о негативных тенденциях в бизнесе поручителя, а также основных кредиторах поручителя.

При анализе поручителей – физических лиц кредитные подразделения и подразделения риск-менеджмента должны проводить минимальную регулярную проверку наличия личного имущества. На практике кредитные подразделения проводят оценку платежеспособности поручителя всего один раз – при выдаче кредита. Объективным фактором для банков является необходимость обработки огромного массива информации, касающейся сторон, связанных с основным заемщиком. Из-за этого в случае банкротства должника взыскание денежных средств с поручителей осложнено еще и тем, что в течение срока кредитования финансовое положение поручителя может существенно ухудшиться, и к тому времени, когда в отношении основного должника будет проводиться процедура банкротства, поручитель также может стать некредитоспособным.

Зачастую при оценке рыночной стоимости прав требований стоимость по договорам поручительства с физическими лицами приравнивается к нулю, поскольку взыскание задолженности из личного имущества поручителя является практически невозможным в силу юридических тонкостей в отношении взыскания задолженности с имущества граждан. При оценке денежного потока от взыскания с поручителей – юридических лиц оценщик сталкивается с проблемой получения актуальной информации о поручителе, а именно финансовой отчетности, расшифровок статей активов и пассивов, текущего реестра кредиторов, сведений о бизнесе и прочей инсайдерской информации.

В соответствии с нормативно-правовыми актами и документами, регулирующими оценочную деятельность, оценщик обязан осуществить сбор информации, отвечающей требованиям достаточности и достоверности.

Основной информацией, которую будет использовать оценщик для проведения анализа поручителя – юридического лица, станут финансовые показатели деятельности компании. Массив данных, который необходимо собрать при анализе, является существенным, так как для определения платежеспособности поручителя необходимо не только анализировать бухгалтерские данные, но и осуществлять оценку рыночной стоимости всех активов и обязательств. Финансовые и аналитические данные могут быть получены из различных источников, например это статистические базы, включающие информацию по финансовой отчетности, ежеквартальные отчеты эмитентов, базы данных регистраторов и т. д. Конечной целью данного анализа является определение уровня платежеспособности поручителя и возможности исполнения обязательств по договору поручительства.

В текущей практике оценка рыночной стоимости поручительства проводится с существенным дисконтом, который может составлять от 50 до 100% к номинальной стоимости поручительства. Данный дисконт подтверждает ряд крупнейших банков. Это обусловлено тем, что практика взыскания обязательств с поручителей, скорее, негативная.

Учитывая сложную текущую ситуацию с взысканием обеспечения по поручительствам, в 2012 году Высший арбитражный суд Российской Федерации подготовил ряд документов и постановлений, которые затрагивают вопросы разрешения споров, связанных с поручительством. В этих документах предлагается существенно повысить уровень ответственности поручителей.

Когда долг проще продать на рынке?

В момент составления банковской отчетности убытки, выявленные при переоценке прав требований и залогового имущества, являются причиной перегруппировки активов по категориям качества в сторону более низкой категории и, как следствие, приводят к увеличению банковских резервов. Чем больше уровень резервов, тем меньше в конечном итоге стоимость собственного капитала банка и ниже уровень показателей ликвидности.

Для снижения влияния «плохих» долгов на уровень резервов банки реализуют часть проблемных активов, поскольку даже убытки, полученные от реализации, могут быть существенно ниже, чем последствия формирования дополнительных резервов. Согласно ст. 382 ГК РФ, право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке, которая называется уступкой требования. Уступка требования, по действующему российскому законодательству, производится по договору цессии.

Несмотря на то что большинством крупных банков созданы отделы по реализации залогового имущества и прав требований, продажа прав требований через специализированные торговые площадки приобретает все большую популярность. Примером могут являться электронные площадки: автоматизированная торговая площадка «Сбербанк-АСТ», В2В, Российский портал залогового имущества, а также множество электронных площадок коллекторских агентств, специализирующихся на продаже проблемных активов и долгов. Как правило, изучая информацию по реализации долгов на таких площадках, можно получить полные данные о сумме долга, характере долга, специфике деятельности компании-должника; определить отраслевую принадлежность и местонахождение должника; подтвердить наличие решения суда о взыскании задолженности, а также оценить круг возможных покупателей долга и, самое главное, цену продажи долга.

В данном случае рыночная статистика по реализации отдельных видов прав требований может представлять для оценщика ценную информацию о реальной рыночной величине дисконта к сумме долга. На практике, после изучения и анализа данных коллекторских агентств и торговых площадок, было установлено, что в среднем на рынке продажи долгов дисконт по ликвидной задолженности юридических лиц может составлять 10–30% от номинальной стоимости долга. Тогда как по неликвидным долгам дисконт может достигать 70–95%. При продаже прав требований физических лиц уровень дисконта более высокий: по ликвидной задолженности (на стадии судопроизводства) – 50–70%; низколиквидные долги реализуются с дисконтом 90–98,5%.

Какого результата ждем?

Что можно считать положительным результатом при оценке права требования? Положительный результат при оценке права требования вытекает из хорошо обеспеченного кредита и достигается в том случае, если долг в полном объеме покрывается суммой обеспечения. При этом уровень риска по таким долгам будет составлять 0%. В противном случае, если кредит относится к плохо обеспеченному или не обеспеченному, стоимость прав требований всегда будет оценена ниже номинала и в размере риска, который определит оценщик.

В мировой практике при выборе метода оценки прав требований особое внимание акцентируется на перспективном финансовом оздоровлении предприятия, сохранении его деятельности, возможности реструктуризации долга с целью дальнейшего его погашения в полном объеме как альтернативе процедуры банкротства предприятия. Для этих целей Международная ассоциация специалистов в области реструктуризации несостоятельности и банкротства (INSOL) разработала основные принципы глобального подхода к работе с кредиторами, призванные ускорить финансовую реструктуризацию и повысить вероятность оздоровления предприятия-заемщика.

В российской практике основным предположением при оценке прав требований будет являться либо переуступка прав требований, либо банкротство должника. Соответственно вопрос об особенностях оценки того или иного типа прав собственности, а следовательно, выбор методики по правам требований будет связан в большинстве случаев или с процедурой банкротства с целью удовлетворения требований всех кредиторов, или с определением рыночного уровня скидки с цены предложения при реализации прав на открытом рынке.

Интернет-проект «Корпоративный менеджмент», 1998–2017

http://www.cfin.ru/appraisal/business/special/chose_in_action.shtml

На данный момент в России продолжается наблюдавшийся в последние годы рост объемов кредитования населения. По данным Банка России, с начала 2013 года он составил 21,5%. Одновременно за этот период увеличилась и доля просроченной задолженности в общем объеме кредитов, предоставленных физическим лицам – с 4 до 4,5% 1 . В связи с этим все большую актуальность приобретают коллекторские агентства – коммерческие организации, специализирующиеся на взыскании долгов.

Главная проблема заключается в том, что все участники соответствующих правоотношений вынуждены руководствоваться крайне разрозненными положениями гражданского и банковского законодательства, нормами в области защиты прав потребителей, которые изначально принимались без учета данного рынка услуг и не позволяют сегодня однозначно и комплексно его регулировать.

Наибольшую известность коллекторские агентства получили в связи со своей деятельностью по взысканию задолженности по кредитам. Однако стоит отметить, что они также занимаются долгами по ЖКХ, телекоммуникационным услугам, проверкой залогового имущества, долговым консалтингом. Также существует отдельное направление – корпоративные коллекторы, которые специализируются на долгах организаций.

В рамках деятельности, направленной на взыскание задолженности, коллекторские агентства и банки прямо или косвенно руководствуются положениями таких нормативных актов как: ГК РФ; Федеральный закон от 27 июля 2006 № 152-ФЗ "О персональных данных" (далее – закон о персональных данных); Федеральный закон от 2 декабря 1990 г. № 395-I "О банках и банковской деятельности" (далее – закон о банковской деятельности); Закон РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I "О защите прав потребителей" (далее – закон о защите прав потребителей), Федеральный от 30 декабря 2004 № 218-ФЗ "О кредитных историях"; Федеральный закон от 27 июля 2006 № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", Федеральный закон от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее – закон об исполнительном производстве). Ответственность данные компании и их должностные лица несут в соответствии с КоАП РФ и УК РФ.

Стоит иметь в виду, что коллекторские агентства – это коммерческие организации с общей правоспособностью, не обладающие каким-либо особым правовым статусом или властными полномочиями. Сама по себе деятельность коллекторов не лицензируется, данные компании не аккредитуются, а их услуги не стандартизируются. Инструменты разрешения споров и конфликтных ситуаций для коллекторов такие же, как и для других граждан и организаций: суды, правоохранительные органы, претензионная работа и переговоры.

"По нашим оценкам объем продаж банками долгов коллекторам в 2013 году закроется на уровне 145 млрд.руб., и это превышает показатели 2012 года на 40%. Банки все активнее стали продавать проблемные долги коллекторам. Даже самые крупные игроки на рынке подключились к этому процессу.

Рынок агентирования растет менее активно, так за 2013 год увеличение произошло всего на 5,6% и к концу года объем задолженности, передаваемой на взыскание коллекторам по агентской схеме, составит около 300 млрд.руб. Этот сегмент коллекторского рынка остается стабильным и будет увеличиваться незначительно.

Если говорить о соотношении рынка цессии и агентирования, то сегодня в основном все банки работают как по агентской схеме, так и по цессионной".

На сегодняшний день коллекторские агентства для осуществления своей профессиональной деятельность по взысканию задолженности применяют две основные формы сотрудничества с банками:

1. Агентский договор (ст. 779 ГК РФ). В данном случае коллектор по поручению банка за вознаграждение совершает действия, направленные на взыскание задолженности. Коллектор в рамках указанной правовой конструкции может выступать как от своего имени, так и от имени банка, в зависимости от условий агентского договора. Правоотношения между должником и банком в такой ситуации сохраняются в неизменном виде. Наличие агентского договора между банком и коллектором не лишает должника права взаимодействовать напрямую с банком по всем вопросам, связанным исполнением кредитного договора. При этом для совершения действий от имени банка агенту требуется доверенность.

2. Уступка права требования (цессия) (гл. 24 ГК РФ). В данном случае банк фактически продает право взыскания задолженности по кредитному договору коллекторскому агентству, а сам устраняется из указанных правоотношений. При этом банк передает коллектору все документы, удостоверяющие данное право, и сообщает сведения, имеющие значение для его осуществления (ст. 385 ГК РФ). Тем не менее, стоит отметить, что при такой правовой конструкции коллекторскому агентству переходит только право требования по кредитному договору. Остальные права и обязанности банка, сохраняются, а сам договор продолжает действовать.

Как отмечает Генеральный директор ОАО "Первое коллекторское бюро" Павел Михмель, при передаче в работу коллекторам просроченной задолженности по агентской схеме размер вознаграждения определяется в зависимости от сроков просрочки, ее объема и количества передаваемых счетов.

"Если брать некую среднюю величину, т. е. по тем портфелям, которые наиболее часто передаются коллекторам, то вознаграждение составляет порядка 15-30%", – пояснил он.

Цена же уступки прав требования по договору цессии, по его словам, определяется более сложно. Здесь в расчет идут множество характеристик переуступаемого портфеля задолженности, и стоимость устанавливается на момент получения данных.

"Если также брать некое среднее значение, то цена уступки прав требования в основном колеблется от 2 до 6%", – отметил Павел Михмель.

Когда в работу по взысканию проблемной задолженности по кредитным договорам в той или иной форме включаются коллекторские агентства у потребителей и, как следствие, контролирующих органов и судов возникает ряд вопросов:

2. Может ли банк или иная кредитная организация передавать коллекторам информацию, составляющую банковскую тайну, а также персональные данные должника?

3. Наконец, требуется ли на совершение указанных выше действий согласие должника или же банк (иная кредитная организация) может совершить их по своему усмотрению?

Именно на этом этапе и возникают основные противоречия, причина которых – отсутствие комплексного правового регулирования деятельности коллекторских агентств и, как следствие, консолидированной позиции государственных органов по данному вопросу.

Роспотребнадзор и Генпрокуратура РФ

Отношение уполномоченных контрольно-надзорных государственных органов к коллекторам преимущественно жесткое, особенно в случаях, когда банки уступают им права требования по кредитным договорам. Наиболее радикальная точка зрения на деятельность коллекторов у Роспотребнадзора, и с ней нельзя не считаться, поскольку ведомство является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в области защиты прав потребителей – в том числе, клиентов кредитных организаций.

Свою позицию относительно рынка коллекторских услуг ведомство заявляло неоднократно (см. Письмо Роспотребнадзора от 23 августа 2011 г. № 01/10790-1-32; Письмо Роспотребнадзора от 2 ноября 2011 г. № 01/13941-1-32; Письмо Роспотребнадзора от 23 июля 2012 г. № 01/8179-12-32; Доклад Роспотребнадзора о состоянии защиты прав потребителей в финансовой сфере, 2013 г. 3 ). В целом она сводится к следующему:

2. Личность кредитора (то есть правовой статус коммерческой организации в качестве именно банка) в рамках обязательства по кредитному договору, по мнению ведомства, имеет существенное значение для должника. Поэтому уступка может производиться только с его согласия (ст. 388 ГК РФ).

3. Необходимо в каждом случае достоверно устанавливать факт действительного наличия добровольного волеизъявления заемщика на включение в кредитный договор условия о возможности уступки требования третьему лицу, не равноценному банку (иной кредитной организации) по объему прав.

4. Банк при уступке коллекторскому агентству права требования по кредитному договору нарушает банковскую тайну, которую он обязан гарантировать в силу требований ст. 26 закона о банковской деятельности. Любая "договоренность", приводящая к нарушению данной нормы закона – ничтожна.

5. Коллекторская деятельность нуждается в лицензировании, ведении государственного реестра коллекторских агентств, стандартизации и в более полном законодательном регулировании;

6. Также ведомство активно выступает против передачи коллекторам персональных данных должника без наличия отдельного согласия, а не только пункта в кредитном договоре, предусматривающего такую возможность.

Сходного мнения придерживается и Генеральная прокуратура РФ. В частности, надзорное ведомство отмечает, что продажа банками кредитных портфелей коллекторским агентствам противоречит взаимосвязанным положениям ГК РФ и закона о банковской деятельности, которые прямо запрещают банковским организациям передачу сведений, касающихся непосредственно самого заемщика, лицам не указанным в законе. 2

Верховный Суд РФ

Похожую позицию занимает Верховный Суд РФ (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей"):

2. Исключением является ситуация, когда данное условие предусмотрено законом или договором, при заключении которого оно было согласовано сторонами.

Развивая эту позицию, суды общей юрисдикции отмечают, что стороной по кредитному договору может быть только банк или иная кредитная организация (п. 1 ст. 819 ГК РФ). Согласно ст. 1 закона о банковской деятельности, кредитной организацией является юридическое лицо, осуществляющее банковские операции на основании специального разрешения (лицензии). Вступление гражданина в заемные отношения именно с организацией, имеющей такую лицензию, означает, что личность кредитора имеет для должника существенное значение. Следовательно, на основании п. 2 ст. 388 ГК РФ, уступка банком своих прав требования третьему лицу, которое не равноценно ему по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности, допускается только с согласия должника. Подобный подход, например, содержится в Определении Санкт-Петербургского городского суда от 27 августа 2013 г. № 33-12180/13; Апелляционном определении Московского городского суда от 2 ноября 2012 г. по делу № 11-24416.

При этом некоторые суды дополнительно подчеркивают, что если в кредитном договоре есть пункт о возможности уступки прав требования другому лицу, то из него должно явно вытекать о каком именно лице идет речь – обладающем лицензией на право осуществления банковской деятельности или нет (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 29 мая 2013 г. № 33-8151). Нарушение данного требования, в частности служит основанием для признания договора уступки права требования по кредитному договору ничтожным на основании п. 1 ст. 16 закона о защите прав потребителей и ст. 168 ГК РФ (Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 26 сентября 2012 г. по делу № 33-6877).

Также суды общей юрисдикции активно соглашаются с доводами о нарушении банками банковской тайны при уступке права требования по кредитному договору организации, не имеющей лицензии на осуществление банковской деятельности. Суды исходят из того, что банк, обязан гарантировать тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов (ст. 26 закона о банковской деятельности). Также банк должен гарантировать тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом (п.п. 1 и 2 ст. 857 ГК РФ).

Суды общей юрисдикции, как правило, встают на сторону должников. Обычно это связано с отсутствием согласия заемщика на уступку права требования организации, не имеющей лицензии на осуществление банковской деятельности. Также часто договоры об уступке признаются ничтожными в связи с нарушением банковской тайны.

Нарушение банковской тайны, неизбежно сопутствующее исполнению договора уступки права требования по кредитному договору, свидетельствует о недействительности такого договора в силу ничтожности, как противоречащего закону на основании ст. ст. 168, 388 ГК РФ. Такая позиция изложена в Апелляционном определении Омского областного суда от 24 июля 2013 г. по делу № 33-4848/2013, Апелляционном определении Московского городского суда от 28 февраля 2013 г. по делу № 11-6511/13; Апелляционном определении Верховного суда Республики Бурятия от 1 апреля 2013 г. по делу № 33-956; Апелляционном определении Верховного суда Республики Бурятия от 5 июня 2013 г. по делу № 33-1685; Апелляционном определении Рязанского областного суда от 14 августа 2013 г. № 33-1744.

Связанная с уступкой перемена лица в обязательстве помимо прочего не позволяет должнику реализовать свое право на выдвижение против требования нового кредитора, не являющегося исполнителем банковской услуги, возражений, которые он имел или мог иметь против первоначального кредитора – банка (Апелляционное определение Вологодского областного суда от 8 июня 2012 г. № 33-2265/2012). Также ряд судов отмечают, что по смыслу норм ГК РФ и закона о защите прав потребителей соблюдение банковской тайны является одним из критериев качества соответствующей финансовой услуги, оказываемой банком потребителю. В связи с этим, уступка права требования в потребительских отношениях если и возможна, то только в ситуации, когда новый кредитор является банком, обязанным, как и первоначальный кредитор, качественно обслуживать клиента-потребителя, в том числе с соблюдением банковской тайны (Апелляционное определение Забайкальского краевого суда от 2 июля 2013 г. по делу № 33-2370-2013).

Тем не менее, в практике судов общей юрисдикции встречается и противоположная позиция. Так, в Апелляционном определении Ростовского областного суда от 30 июля 2013 г. по делу № 33-9559/2013 указывается, что предметом уступки является право требования взыскания задолженности, а не банковская тайна, как таковая. Обязанность нового кредитора обеспечивать конфиденциальность сведений, составляющих банковскую тайну, в данном случае следует не из заключенных соглашений об уступке, а из императивных требований ст. 857 ГК РФ и ст. 26 закона о банковской деятельности. Эта обязанность является публично-правовой, находящейся за пределами заключенного соглашения об уступке, в связи с чем заключение договоров уступки прав (требований) не могли быть нарушены права и охраняемые законом интересы заемщика. Если же в результате уступки произошло разглашение информации, относящейся к банковской тайне, заемщик вправе защищать свои права в установленном законом порядке (ст. 857 ГК РФ, ст. 26 закона о банковской деятельности).

По мнению суда, действующее законодательство не устанавливает каких-либо ограничений при заключении договора уступки прав требования, вытекающих из кредитного договора, несоблюдение требований законодательства о банковской тайне не влияет на решение вопроса о действительности сделки по уступке прав по кредитному договору. При этом не найдя доказательств тому, что для должника при исполнении условий кредитного договора о возврате долга и выплате процентов имеет существенное значение личность кредитора, суд счел, что оснований для признания ничтожным договора уступки прав (требований) не имеется. Сходная позиция также отражена, например, в Определении Пермского краевого суда от 29 апреля 2013 г. по делу № 33-4023-2013, Определении Пермского краевого суда от 1 апреля 2013 г. по делу № 33-3058, Апелляционном определении Верховного суда Чувашской Республики от 17 июня 2013 г. по делу № 33-2047/2013).

Таким образом, как правило, суды общей юрисдикции по указанным выше основаниям отказывают коллекторам во взыскании с граждан задолженности по кредитным договорам, не дававших согласие на уступку права требования организации, не имеющей лицензии на осуществление банковской деятельности. Также, когда перед ними ставится соответствующий вопрос, они признают соответствующие договоры уступки ничтожными в связи с нарушением банковской тайны.

Высший Арбитражный Суд РФ

Наиболее либерально к институту коллекторства относится Высший Арбитражный Суд РФ: (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. № 120; Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. № 146). Его позиция заключается в следующем:

1. Действующее законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступить права по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не имеющей лицензии на занятие банковской деятельностью.

2. Уступка права требования по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных ст. 5 закона о банковской деятельности. Из названной нормы следует обязательность наличия лицензии только для осуществления деятельности по выдаче кредитов за счет привлеченных средств. С выдачей кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной. Ни закон, ни ст. 819 ГК РФ не содержат предписания о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организацией.

3. Требование возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору, не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора.

4. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 382 ГК РФ). При этом в законодательстве отсутствует норма, которая бы устанавливала необходимость получения согласия гражданина на уступку кредитной организации требований, вытекающих из кредитного договора.

5. Уступка требований, вытекающих из кредитного договора, не нарушает нормативных положений о банковской тайне, так как коллекторское агентство, его должностные лица на основании ст. 26 закона о банковской деятельности несут установленную законом ответственность за ее разглашение (в том числе и в виде обязанности возместить заемщику причиненный разглашением банковской тайны ущерб).

6. При уступке требования по возврату кредита (в том числе и тогда, когда цессионарий не обладает статусом кредитной организации) условия кредитного договора, заключенного с гражданином, не изменяются, его положение при этом не ухудшается (ст. ст. 384 и 386 ГК РФ), гарантии, предоставленные гражданину-заемщику законодательством о защите прав потребителей, сохраняются.

Арбитражные суды обычно признают уступку права требования коллекторским агентствам законной, руководствуясь позицией ВАС РФ: действующее законодательство не запрещает банкам уступать право требования по кредитному договору коллекторам. Однако арбитражные суды, как правило, поддерживают должников в спорах, связанных с передачей их персональных данных коллекторам в связи с отсутствием специально оформленного согласия.

Специфика рассмотрения подобных дел арбитражными судами, как правило, связана с оспариванием банками постановлений Роспотребнадзора о привлечении их к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ (включение в договор условий, ущемляющих права потребителя). При этом Роспотребнадзор привлекает банки к административной ответственности, исходя из своей правовой позиции, позиции ВС РФ и судов общей юрисдикции, описанной выше. Арбитражные суды руководствуются совершенно противоположными им по своей сути разъяснениями ВАС РФ.

В итоге, в подавляющем большинстве случаев, решения выносятся в пользу банков, а значит и коллекторов (Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 4 июня 2013 г. по делу № А33-20408/2012, Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 15 мая 2013 г. по делу № А19-739/2013, Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 августа 2013 № 15АП-11120/2013 г. по делу № А53-6905/2013, Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 декабря 2012 г.по делу № А68-6484/12, Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 27 июня 2012 № 06АП-2276/2012 по делу № А04-1523/2012).

Также арбитражные суды, рассматривая заявления об обжаловании постановлений Роспотребнадзора о привлечении банков к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.8 КоАП РФ (непредоставление потребителю информации об услугах), в ряде случаев, отмечают, что банк не обязан даже уведомлять должника о планируемом или фактическом заключении договора уступки права требования по кредиту (Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 сентября 2013 № 17АП-8820/2013-АКу по делу № А60-16262/2013)

Несмотря на это, арбитражные суды активно встают на сторону Роспотребнадзора (а также Роскомнадзора) в вопросах, связанных с указанием в кредитных договорах условий о согласии заемщика на передачу банком его персональных данных третьим лицам для целей взыскания просроченной задолженности (применяется та же ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ). Как отмечают суды, согласно закону о персональных данных гражданин должен иметь возможность принять самостоятельное решение, дать согласие на передачу персональных персональные данных третьим лицам или отказать. При этом такое согласие должно включать в себя необходимые реквизиты, в частности, кому именно могут быть переданы сведения о персональных данных, какая именно информация о заемщике станет известна третьим лицам, срок действия такого согласия, порядок его отзыва и др. (Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 17 октября 2012 г. № 06АП-4042/12).

Суды отмечают, что банки, как правило, используют типовые договоры присоединения, которые не содержат подобной информации, а специальное заявление о согласии на обработку и передачу персональных данных третьим лицам потребителем не заполняется. В связи с этим, по мнению судов, названное условие договора фактически является обязательным и не представляет право выбора. В случае его исключения, договор заключен с гражданином не будет, что нарушает права потребителя и противоречит Постановлению Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. № 4-П, в котором указано, что гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, т. е. для банков (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30 августа 2013 г. № 09АП-25306/2013, Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 19 августа 2013 г. № 09АП-24400/2013).

Помимо этого, некоторые арбитражные суды частично солидарны с судами общей юрисдикции и отмечают, что для уступки права требования коллекторам в условиях кредитного договора необходимо указывать, что речь идет именно об организации, не имеющей лицензии на осуществление банковской деятельности. В противном случае, это является нарушением права потребителя на получение необходимой и достоверной информации о реализуемом товаре (работе, услуге) (Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 2 августа 2012 г. по делу № А19-5360/2012).

Таким образом, как правило, арбитражные суды по указанным выше основаниям признают законной уступку права требования по кредитным договорам коллекторским агентствам. При этом условия кредитных договоров о согласии заемщика на передачу его персональных данных третьим лицам, как правило, признаются нарушающими права потребителей.

Продолжение: О позиции ФССП России по отношению к коллекторам, основных этапах коллекторской деятельности, взаимоотношениях коллекторов и общества, способах защиты прав должника и законодательных инициативах в данной сфере читайте далее.

Воспроизведение (целиком или частями) материала может производиться только по письменному разрешению с указанием активной гиперссылки.

1 Информация опубликована на официальном сайте Банка России.

2 Информация опубликована на официальном сайте Генеральной прокуратуры РФ.

3 Текст доклада размещен на официальном сайте Роспотребнадзора.

ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2017. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания "Гарант" и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

http://www.garant.ru/article/499920/