Принцип свободы завещания и его ограничения

1. Провозглашенный в комментируемой статье принцип свободы завещания означает прежде всего, что при составлении завещания наследодатель не связан кругом законных наследников. Гражданин может завещать все свое имущество или

часть его одному или нескольким гражданам как входящим, так и не входящим

в круг наследников по закону, а также юридическим лицам, государству, государственным

и муниципальным образованиям. Важно отметить, что, завещая имущество кому-либо

из перечисленных выше категорий наследников, завещатель не связан ни очередностью

их призвания, ни правом представления. Он имеет право завещать любому из перечисленных

наследников все имущество или его часть в любом распределении долей. В любой

момент он может также отменить или изменить уже совершенное завещание. При

этом он не обязан сообщать кому-либо о содержании, совершении, об изменении

или отмене завещания.

Единственное ограничение принципа свободы завещания состоит в применении

правила об обязательной доле в наследстве (см. комментарий к ст. 1149 ГК).

2. Особо стоит вопрос о так называемых условных завещаниях, суть которых

состоит в том, что возможность получения наследства обусловлена выполнением

какого-либо условия. В законодательстве нет четких указаний на этот счет.

Следует сразу отметить, что недопустимы такие условия завещания, которые влекут

ограничение гарантированных Конституцией Российской Федерации прав и свобод

граждан (например, условие о выборе той или иной профессии, проживании в определенном

населенном пункте, исполнении или, наоборот, неисполнении определенных религиозных

обрядов, вступлении в брак с определенным лицом или, наоборот, отказе от вступления

в брак). Что касается условных завещаний вообще, то сами по себе они не противоречат

Комментарий к части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей.

Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей. … также отношения между лицами, которые осуществляют предпринимательскую деятельность.

деятельность без образования юридического лица, признается предпринимателем. … (п. 2 ст. 23 Кодекса) и соответственно к его предпринимательской деятельности.

и наиболее подробно те, которые были в большей степени характерны для … Уже через несколько месяцев после принятия Кодекса права частных предпринимателей.

Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей. Комментарий к части первой.

Статья 171. Незаконное предпринимательство. … Комментарий к части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей.

Обращает на себя внимание тот факт, что в некоторых случаях статьи Кодекса содержат принципиально различные нормы для предпринимателей и лиц.

2. В предпринимательской деятельности комплексный, всесторонний подход к … Этот кодекс еще не принят). Второй элемент представлен нормами гражданского права в "действии", в "работе".

http://www.bibliotekar.ru/codex-predprinimateley-1/269.htm

В ГК приоритет отдается наследованию по завещанию, так как гл. 62 "Наследование по завещанию" помещена перед гл. 63 "Наследование по закону", а не наоборот, как это было в ГК РСФСР.

Гражданин вправе, но не обязан завещать свое имущество. Если же он не оставил завещание, то имущество переходит к его наследникам по закону.

2. Принцип свободы завещания впервые получил четкое закрепление в гражданском законодательстве. В ст. 534 ГК РСФСР предусматривалось право гражданина завещать свое имущество по своему усмотрению, но данное право было сформулировано уже по объему правомочий завещателя (подробнее о свободе завещания см. коммент. к ст. 1120).

Свобода завещания заключается прежде всего в свободном выборе наследников по завещанию. Ими могут быть любые лица: граждане, в том числе иностранные граждане и лица без гражданства; юридические лица, Российская Федерация и субъекты РФ, а также муниципальные образования. Следует особо отметить, что наследниками по завещанию могут быть граждане как являющиеся наследниками по закону, так и не являющиеся ими.

Завещатель свободен в определении долей наследников. Доли могут быть как указаны, так и не указаны в завещании. Не установлены ограничения и в выборе способов определения долей (см. коммент. к ст. 1122).

В завещании могут быть лишены наследства один, несколько или все наследники по закону путем прямого указания об этом. Причем завещатель не обязан мотивировать свое решение, хотя оно может показаться и несправедливым по отношению к родственникам, которые являются наследниками по закону. При наличии в завещании такого указания наследники по закону лишаются права на получение наследства не только по завещанию, но и по закону (за исключением наследования обязательной доли — ст. 1149 ГК).

Иная ситуация складывается, когда в завещании наследники по закону вообще не упоминаются. За ними право на получение наследства сохраняется, и они могут наследовать при отсутствии наследников по завещанию (если до момента открытия наследства их нет в живых либо они отказались от наследства и т.д.) или при наличии незавещанного имущества, которое наследуется по закону.

В завещание могут быть включены и иные распоряжения, предусмотренные в разд. V ГК: подназначение наследника (ст. 1121), завещательный отказ (ст. 1137), завещательное возложение (ст. 1139).

Свобода завещания проявляется и в предоставлении завещателю права в любое время после составления завещания отменить или изменить его (см. коммент. к ст. 1130).

3. Свобода завещательных распоряжений ограничивается правилами об обязательной доле. Такое ограничение направлено на материальное обеспечение близких родственников наследодателя, а также его иждивенцев, которые признаются нуждающимися в силу их возраста или состояния здоровья (см. коммент. к ст. 1149).

4. Сообщение кому-либо сведений о совершении завещания, его содержании, изменении или отмене является правом завещателя, а не обязанностью. Соответственно никто не вправе требовать от завещателя какой-либо информации о завещании (тайна завещания).

http://www.labex.ru/page/kom_gk_1119.html

Наследственное право исторически определяло баланс между частными и общественными интересами в сфере имущественных отношений и предстает как правовой инструмент обеспечения стабильности гражданского оборота. Переход прав на имущество в порядке наследования выступает в качестве важнейшего способа приобретения права собственности и служит гарантией для ближайших родственников наследодателя в обеспечении их имущественных интересов и потребностей, что одновременно формирует цивилизованную практику реализации принципов гражданского права.

В советский период наследственное право было представлено в самостоятельном разделе VII Гражданского кодекса РСФСР 1964 г., отражающем в ряде норм (ст. ст. 527 — 561) отдельные особенности правовой действительности о наследовании в Советском государстве, а в настоящее время оформлено в сбалансированный правовой блок в рамках части третьей ГК РФ 2001 г.

При этом наследование как общественное отношение восприняло идеи гражданского права и традиционно строится на сочетании двух основополагающих принципов — свободы завещания и охраны интересов семьи. Свобода завещания отражает свободу частной собственности и свободу договора, а интересы семьи выражают защиту ближайших родственников и нетрудоспособных лиц, имевших имущественное обеспечение от наследователя.

Наследодатель волен дать любые распоряжения относительно преемства своего имущества на случай смерти. Он действует по своей воле и руководствуется исключительно своим интересом. Как и всякое субъективное право, это право наследодателя должно быть защищено от нарушения, поскольку неотъемлемым свойством субъективного права является его способность быть осуществленным в принудительном порядке.

Наследование по завещанию выступает основным аргументом в пользу установленных принципов гражданского оборота.

Подтверждением того, что право собственности и распоряжение своим имуществом является волей собственника, является закрепление в современном законодательстве норм о завещании, которому отдается безусловный приоритет в основаниях наследования. В частности, в ст. 1111 ГК РФ сказано: "Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием".

Несмотря на то что с момента вступления в силу части третьей ГК РФ прошло уже более восьми лет, изучение положений наследственного права является актуальным, поскольку практическая их реализация сталкивается с определенными трудностями. Не являются исключением и нормы о завещании, особая значимость которых в наследственных правоотношениях не вызывает сомнений.

Развитие завещания в законодательстве о наследовании

Традиционно под наследованием или наследственным правопреемством понимался (и в этом нет серьезных различий с современным определением) переход имущественных прав и обязанностей от умершего его наследникам. Видов наследования также всегда было два: по завещанию и по закону. Другое дело, что на разных этапах развития общества в эти понятия вкладывался различный юридический смысл.

Попытаемся проследить течение наследственного права, начиная с первобытных укладов, не претендуя на исчерпывающий анализ законодательства и теоретических разработок разного времени.

История наследственного права уходит своими корнями в первобытнообщинный строй, в котором зародились первые признаки имущественного обособления людей по племенной принадлежности. Наследование регулировалось обычаями и традициями внутри рода (племени). Выход имущества за пределы племени не допускался. Наследниками могли быть лица, принадлежащие к данному роду, а наиболее ценные предметы подлежали захоронению вместе с умершим.

С течением времени наследование как обязательный элемент общественной жизни получает все большее значение. Особая роль в его дальнейшем становлении принадлежит переходу от общинной к частной форме собственности, который свершился в VII — V вв. до н.э. На данном этапе развития общественных отношений возникновение класса частных собственников особым образом затрагивает вопросы защиты их имущественных интересов.

В V — IV вв. до н.э. развитие наследственных прав и обязанностей отражается в формировании условий универсального наследственного правопреемства (перехода всех прав и обязанностей в совокупности).

В дальнейшем юридическая мысль в сфере наследования переносится в Древний Рим. Римское право, являясь "колыбелью" частного права, характеризуется в то время архаичностью, формализмом, казуистичностью, наличием религиозно-правовых представлений. Римское право придавало наследственному преемству характер не только имущественной ответственности наследством, а также личной ответственности самого наследника, даже его собственным имуществом.

Наследование по завещанию появляется в истории позже наследования по закону. Недопустимо было сочетание этих двух оснований при наследовании после одного и того же лица, т.е. переход одной части наследства по завещанию, а другой — по закону. Свобода завещательных распоряжений, вероятно, развивалась постепенно.

Вместе с тем римское право нашло способы сочетания свободы завещаний с интересами наследников по закону: за некоторыми из последних были признаны определенные права в имуществе наследодателя, которых нельзя было ни отменить, ни уменьшить завещанием. Римскому праву современные законодательства обязаны и самим понятием наследования как универсального преемства, в силу которого на наследника переходят в качестве единого комплекса все имущественные права и обязанности наследодателя.

Отечественный опыт накопления традиций и обычаев о наследовании определил содержание древнерусских источников права. Первым по времени памятником, с которого обыкновенно ведут начало истории русского наследования, принято считать оба договора руссов с греками, и в особенности первый из них (911 г. н.э.), а из самостоятельных законодательных актов Древней Руси — Русскую Правду (XI — XII вв.), в которой отражен сугубо классовый подход законодателя.

Появление Русской Правды ознаменовало собой начало первого периода в развитии русского наследственного права. В Русской Правде основания наследования отличались лишь по формальному признаку. Наследование по Русской Правде является наследованием по закону. Завещание по Русской Правде есть только способ распределения по усмотрению завещателя имущества между законными наследниками и не имеет своей целью изменение обычного порядка. Например, отец мог изменить порядок наследования и оставить наследство дочери. В Русской Правде вопрос о праве наследования мужа после жены не регулировался, но муж получал имущество жены в пожизненное пользование.

Древнерусская государственность изначально воспринимала общинные начала в укладе общественной жизни и ее правовом регулировании. Русский закон о наследстве в отличие от германских правовых источников строился на общинном, а не родовом быте русского общества.

Отголоски общинного права нашли отражение в Положениях о крестьянах, предоставляющих право использовать в порядке наследования местные обычаи, имевшее приоритет над существующим законодательством. Как правило, крестьянский обычный закон наделял потомков по праву членства в семейном хозяйствующем субъекте (дворе). В этот период мы можем обнаружить некоторые зачатки завещательных распоряжений, когда наследодатель мог фактически назначить наследника.

Изложение последней воли наследодателя в письменной форме было редкостью, поэтому распоряжение завещательного характера происходило обычно в устной форме, которая приобретала ту же силу, что и письменная.

Традиция устной формы завещания восходит к римскому праву, где она многие века применялась и пользовалась исковой защитой. Это было связано с тем, что практически все сделки заключались в устной форме и факт их совершения подтверждали многочисленные свидетели.

Великорусские крестьяне использовали эту форму вплоть до Декрета 18 апреля 1918 г., хотя согласно ст. 1023 т. X Свода законов она не имела какого-либо юридического значения. Исполнение устного завещания основывалось на обычном праве, морально-нравственных и религиозных нормах.

Как указывают классики юридической литературы, если устное завещание не вызывало сомнения в действительности волеизъявления умершего, оно считалось обязательным к исполнению. Однако объем имущества, которое могло быть унаследовано по завещанию, был ограничен. Не передавались по завещанию земли и орудия труда. Споры потомков после смерти главы семьи по поводу наследства призывали к наследованию старшего сына, с общего согласия становившегося новым "хозяином".

Законодательство западных стран в решении вопроса о судьбе имущества остававшегося после смерти наследодателя использовало либеральный подход.

Например, долгое время, вплоть до начала XX в., английское право наследования содержало в себе достаточно строгие правила: в нем установился принцип абсолютной свободы завещания (до 1891 г., когда были приняты акты, ограничивающие свободу передачи собственности на благотворительность завещанием).

Не существовало ограничений и относительно состава имущества и лиц, к которым оно могло перейти после смерти наследодателя.

С другой стороны, безграничная свобода завещательных распоряжений рождала проблемы, связанные с отсутствием четкого определения круга лиц, которые призывались бы к наследованию при отсутствии завещания.

В дальнейшем английское законодательство выработало правила относительно наследования при отсутствии завещания, а также объема распоряжения имуществом, определявшиеся потребностью охраны имущественных интересов семьи наследователя. В 1938 г. акт о наследовании (о защите семьи) ограничил право завещателя лишать нисходящих прав на наследование; также право предоставило судам возможность изменять условия завещания таким образом, чтобы обеспечить некоторую финансовую поддержку пережившим нисходящим родственникам.

Накопившиеся в течение продолжительного периода правила о наследовании были подвергнуты кодификации. Коренная переработка российского законодательства, в том числе норм о наследовании, связывается с именем М. Сперанского, под руководством которого был составлен Свод законов Российской империи.

В 1833 г. основным источником наследственного права становится часть 1 т. 5 Свода законов Российской империи, в котором были выделены основные принципы и условия наследования в начале XIX в.

Гражданское законодательство Российской империи предусматривало получение права собственности на имущество в порядке наследования по завещанию (ст. ст. 1010 — 1103 Свода законов гражданских) и по закону (ст. ст. 1104 — 1221 Свода законов гражданских).

Духовные завещания могли быть крепостными или домашними, они различались по месту составления и заверения. Первые составлялись на гербовой бумаге в судах, магистратах или гражданской палате либо в местах, к ним приравненных, а вторые — на простой бумаге, как правило дома, и заверялись в гражданской палате. Недействительными признавались завещания, составленные безумными, сумасшедшими и самоубийцами (ст. 1017 Свода законов гражданских).

В случаях, когда в завещании указывались лица, не имеющие права наследовать либо лишенные права обладать некоторыми видами имущества (например, недвижимыми дворянскими имениями), завещание признавалось недействительным (полностью либо частично).

Значительный период наследование регулировалось указанным актом и в равной степени учитывало интересы как близких родственников наследодателя, так и его собственные интересы, позволяя распорядиться имуществом по собственному усмотрению.

В таком состоянии наследственное право встретило 1917 г., ставший во многом поворотным моментом в развитии права на завещательные распоряжения. Революционные завоевания Советского государства в первую очередь были направлены на изменения имущественных отношений в обществе. Новая идеология не признавала частной собственности и призывала любыми путями лишить граждан данного блага. Заметим, что переход "личной" собственности был возможен только в порядке наследственного правопреемства, которое было ликвидировано советской властью.

В соответствии со специальным Постановлением Наркомата РСФСР от 21 мая 1919 г. наследование частной собственности фактически было уничтожено, а все имущество становилось достоянием государства. В первые годы советской власти советский законодатель отказался от принципа свободы завещания. Отмена наследования вызывала к жизни механизм государственной защиты нетрудоспособных наследников, представляющего некий суррогат социального обеспечения и наследования.

В связи с этим следует особо отметить (можно сказать, выделить красной чертой) акт, принятый в апреле 1918 г. и сыгравший большую роль не только в наследственном праве (и, соответственно, в гражданском), но и в жизни всего общества. Его название говорит само за себя: "Об отмене наследования".

Декрет действовал недолго, но нанес колоссальный ущерб интересам граждан. Кроме того, наличие имущества, оставшегося после умершего, но еще не переданного и не учтенного соответствующими органами РСФСР, давало благоприятную почву для расхищения этого имущества.

22 мая 1922 г. Декретом ВЦИК "Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР" наследственное право было восстановлено юридически. Декретом восстанавливалось наследование по завещанию и по закону.

Это подчеркивалось и в литературе. С.М. Корнеев указывал следующее: "советская власть скоро забыла об отмене права наследования и достаточно полно урегулировала отношения наследования, предусмотрев почти все институты, которые свойственны наследственному праву буржуазных стран (хотя и в урезанном виде, например, регулирование наследования по завещанию)".

В дальнейшем нормы о наследовании были кодифицированы в ГК РСФСР 1922 г. Прежде всего ГК РСФСР 1922 г. допустил право наследования как по закону, так и по завещанию. В Кодексе на начальном этапе свобода завещания существенно ограничивалась. В нем первоначально был установлен очень небольшой круг наследников по закону, а завещанием могло быть перераспределено имущество только среди этих же немногих наследников. При этом наследодатель в завещании мог только лишь изменить порядок распределения наследственного имущества между наследниками по закону либо лишить наследства одного, нескольких или всех наследников (ст. 422). Имущество не могло быть завещано лицам, не являющимся наследниками по закону. В 1926 г. предельный размер стоимости имущества, которое могло переходить по наследству, был отменен Постановлением ЦИК и СНК СССР.

Ограничение свободы завещательных распоряжений выступало в качестве основного принципа, выраженного в строгой формализации как наследников по закону, так и наследников по завещанию. С течением времени круг лиц, в пользу которых могло быть составлено завещание, существенно расширился.

Ликвидация капиталистических элементов на фоне идеологической борьбы позволила в послевоенный период улучшить имущественное положение граждан путем расширения наследственных прав (круга наследников, свободы завещаний, усиления охраны интересов несовершеннолетних детей и других нетрудоспособных наследников).

Основное изменение нормы наследственного права претерпели в связи с принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г., на базе которых был принят ГК РСФСР 1964 г.

Основы гражданского законодательства сформировали и унифицировали задачи и принципы регулирования наследственных отношений, закрепили наиболее фундаментальные категории наследственного правопорядка, которые в последующем получили развитие в гражданских кодексах союзных республик, в том числе и в ГК РСФСР. Регулированию отношений, связанных с наследованием, был отведен раздел VII "Наследственное право". Основы гражданского законодательства не дали определения наследования, но определили приоритет наследования по завещанию. В соответствии с Кодексом наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием. Подобная завещательная свобода была ограничена правилами об обязательных наследниках и обязательной доле.

В ГК РСФСР 1964 г. институту наследования было уделено больше внимания, чем в Кодексе 1922 г. ГК РСФСР 1964 г. содержал в разделе VII "Наследственное право" 35 статей, посвященных наследованию, на основании которых к наследованию по закону при отсутствии завещания призывались ближайшие родственники наследодателя.

Основным нормативным правовым актом, направленным на регулирование наследственных правоотношений, в настоящий период является Гражданский кодекс РФ. Его раздел V "Наследственное право" состоит из пяти глав.

Принятие части третьей ГК РФ значительным образом изменило правила наследования. Увеличилось число очередей наследников по закону, правила о форме завещания стали более разнообразными. Нормы наследственного права рассчитаны теперь на возможность наследования практически любого имущества.

Понятие "основания наследования" российское наследственное право разделяет на два вида: наследование по завещанию и наследование по закону (ст. 1111 ГК РФ). В соответствии с указанной статьей наследование по закону имеет место в случаях, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных Кодексом. Наследование по закону носит подчиненный характер относительно наследования по завещанию, хотя на практике наследование по закону встречается чаще. В случаях, когда наследодатель ясно выразил свою волю, распорядившись своим имуществом на случай своей смерти, наследование должно происходить в соответствии с его волей, а не по правилам, установленным государством. Этот принцип, характерный и для ранее действовавшего законодательства в области наследственного права, получил дальнейшее развитие в части третьей ГК РФ.

Наследование по закону имеет место тогда, когда:

— наследодатель не составил завещания (либо завещание признано по суду полностью недействительным);

— наследодатель завещал только часть наследства или завещание в определенной части признано недействительным. Тогда не охваченная завещанием часть наследства, а также часть имущества, в отношении которой завещательное распоряжение оказалось недействительным, переходят по закону;

— наследник по завещанию умер ранее завещателя либо если наследник по завещанию — юридическое лицо — ликвидирован;

— наследник по завещанию отказался от наследства или не принял его.

В современном российском наследственном праве в отличие от времени действия норм ГК РСФСР 1922 г. невозможно полное лишение наследодателя свободы завещания в связи с наличием у него необходимых наследников.

Достоинством действующего наследственного права следует признать установление и законодательное обособление в главе 65 ГК РФ целого ряда правил о наследовании отдельных видов имущества, наглядно отражающих кардинальные изменения в круге объектов права собственности российских граждан и учитывающих отличительные особенности правовой природы отдельных видов движимых и недвижимых вещей. Но в то же время в завещании наряду с имущественными распоряжениями могут предусматриваться также распоряжения неимущественного характера, которые могут носить характер условий или завещательных возложений.

Таким образом, любое завещание является распоряжением на случай смерти, но в то же время распоряжение на случай смерти, не содержащее в себе имущественных распоряжений, не является завещанием. На эту особенность завещания обращали внимание еще ученые-цивилисты дореволюционной России.

Итак, от зарождения и на протяжении всех этапов своего развития нормы о наследовании и обычная практика предусматривали возможность завещать имущество, всякий раз устанавливая разумное соотношение между интересами наследников и последней волей наследодателя.

Исполнение последней воли наследодателя обеспечивалось в большей степени добровольно и подкреплялось традициями русского уклада, подчиненного общинным правилам.

В России завещание исконно называлось "духовной", поэтому его составлению и содержанию законодатель не придавал особого значения, допуская разрешение имущественных вопросов внутри семьи. Что касается публичного права, официальные нормы достаточно долго оставляли без регулирования завещательные распоряжения.

Категория завещания в современном наследственном праве

Всегда в законах либо существовало понятие завещания в той или иной форме, либо подразумевалась возможность человека изложить свою последнюю волю в письменном виде или передать ее устно лицу, наделенному полномочиями от Бога (священнослужитель, духовник и проч.) или от общества (нотариус и проч.).

На сегодняшний день в России законодатель повернулся лицом к частному праву, и на первое место вышла забота о человеке, о предоставлении ему свободы в изложении его воли и предоставлении максимальных полномочий и возможностей распоряжаться как своим имуществом, так и своими умом, физическим и духовным потенциалом. Приоритет государственных интересов над частными в сфере гражданских правоотношений канул в прошлое. Но гражданское право превратилось бы в естественное, будь оно правом, изложенным в нормах закона, и не содержи оно запретов и ограничений. Как справедливо полагает О.В. Мананников, "любой закон должен быть направлен прежде всего на защиту интересов именно добросовестных граждан и ограждение их прав от попыток нарушения со стороны недобросовестных лиц".

Завещание — сделанное в предусмотренной законом форме личное распоряжение гражданина принадлежавшим ему имуществом или нематериальными благами на случай смерти. Назначение завещания состоит в том, чтобы определить порядок перехода всего наследственного имущества или его части к определенным лицам, а также к государству или отдельным юридическим лицам и иным организациям. В этом и заключается отличие наследования по завещанию от наследования по закону. Назначение наследников и порядок распределения имущества между ними зависят исключительно от воли завещателя.

Составленное завещание, каково бы ни было его содержание, само по себе никакого наследственного правоотношения не порождает. В то же время завещание выступает как первичный юридический факт, который в сочетании с другим юридическим фактом — открытием наследства приводит к возникновению наследственного правоотношения: наследники по завещанию призываются к наследованию.

В Древнем Риме считалось, что любой человек должен был готов уйти из этой жизни в любое время, но уйти таким образом, чтобы после его смерти у его близких и друзей не возникло сомнений в действительной воле наследодателя в отношении распределения имущества, которое он оставлял живущим. Грамотно составленное завещание свидетельствовало о состоянии ума человека, о ясности его мыслей, способности отдавать отчет своим действиям и предвидеть последствия своей последней воли.

Попробуем определить сущность завещательного распоряжения, а также ответить на вопрос, что же представляет собой право завещать имущество?

Право гражданина завещать свое имущество закреплено в ст. 1118 ГК РФ. Завещание самостоятельно не порождает наследственных правоотношений. Для этого необходимо открытие наследства (вследствие смерти наследодателя).

Завещательные распоряжения гражданина по своей природе существенно разнятся и имеют, в зависимости от воли наследодателя, различный правовой результат.

Так, гражданин имеет право:

— завещать все свое имущество или какую-либо его часть (не исключая предметов обычной домашней обстановки и обихода);

— установить порядок наследования;

— завещать имущество лицу, не входящему в круг наследников по закону;

— завещать свое имущество любому количеству лиц;

— завещать юридическому лицу, государству или отдельным государственным, кооперативным и другим общественным организациям;

— лишить права наследования одного, нескольких или всех наследников по закону;

— составить завещание на имущество, официально не являющееся собственностью завещателя (например, супружеская доля имущества, совместно нажитого в браке).

Гражданин может по завещанию оставить указанным им наследникам имущество и имущественные права, которые будут принадлежать на момент его смерти. Поэтому при удостоверении завещания не требуется представления обратившимся лицом доказательств его права на завещаемое имущество, поскольку наследственная масса определяется на момент смерти завещателя и действительность завещательных распоряжений, содержащихся в нем, будет решаться после открытия наследства. При завещании части имущества его незавещанная часть переходит к наследникам по закону. Граждане, имеющие вклады в банках или иных кредитных организациях, вправе, не составляя завещания в отношении этих вкладов, сделать распоряжение банку (кредитной организации) в форме заявления о выдаче вклада в случае своей смерти любому лицу, а также государству или отдельным юридическим лицам и организациям.

Оставшееся на дату смерти завещателя недополученное им пособие по временной нетрудоспособности не включается в наследственное имущество (Постановление Совета Министров СССР и ВЦСПС от 23 февраля 1984 г. N 191). Также не включаются в состав наследства суммы пенсии, недополученные пенсионером-завещателем в связи с его смертью (Постановление Совета Министров СССР от 3 августа 1972 г. с последующими изменениями дополнениями).

В случае указания в завещании нескольких наследников их доли должны быть определены в идеальном (абсолютном) выражении (например: в равных долях, 1/2 доля вклада, 1/4 доля дома и т.д.). Однако при составлении завещания на дом завещатель кроме определения долей наследников в идеальном выражении может указать, какая конкретно часть дома предназначается им в пользование каждому из названных им наследников (например: сыну — южная половина дома, дочери — северная), что предотвратит возможные в дальнейшем споры между наследниками.

Допускается свобода изложения завещательных распоряжений, однако они должны содержать все необходимые для завещания реквизиты (ст. 1119 ГК РФ).

Завещатель не обязан знакомить кого-либо, в том числе нотариуса, с содержанием завещания, с совершением изменения или отменой завещания (закрытое завещание). Не позднее чем через 15 дней со дня предоставления свидетельства о смерти лица, совершившего закрытое завещание, нотариус вскрывает предоставленный ему конверт с завещанием в присутствии двух свидетелей и оглашает его (ст. 1126 ГК РФ).

Завещатель может выразить свою волю в отношении различных частей наследственного имущества не в одном, а в нескольких завещаниях, причем они могут быть совершены как одновременно, так и в разное время. Если они в чем-то сталкиваются друг с другом, для того чтобы устранить возникшее между ними несоответствие, нужно будет прибегнуть к правилам их толкования. Но это обычно приходится делать уже после открытия наследства. При этом, если воля завещателя во всех случаях не расходится с законом, приоритетное значение придается завещанию, составленному позднее (ст. 1130 ГК РФ).

Однако в литературе можно встретить несколько иное представление о статусе и юридической силе нескольких завещаний, составленных одним лицом, особенно когда в каждом последующем завещании не содержится прямых указаний об отмене прежнего завещания в части или в целом. В этом случае, как считает О.В. Мананников, каждое последующее завещание отменяет прежнее полностью или только в той части, в которой прежнее противоречит последующему. Полностью или в части отмененное завещание не восстанавливается, если последующее также отменено полностью или в соответствующей части.

Специальным последствием недействительности завещания является то, что в случае недействительности последующего завещания наследование осуществляется в соответствии с прежним завещанием (п. 3 ст. 1130 ГК РФ). Эта норма, безусловно, является исключением из общего правила о последствиях недействительности сделок. Ибо законом не предусмотрено признание действующей сделки, действие которой прекращено заключением последующей сделки, в случае признания последней сделки недействительной.

Следует разделить точку зрения о том, что не наступают юридические последствия по недействительному завещанию и после открытия наследства по любому из оснований. Исполнение недействительного завещания невозможно.

Завещатель вправе совершить завещание, содержащее распоряжение о любом имуществе, в том числе о том, которое он может приобрести в будущем. Поэтому весьма сомнительным представляется безапелляционный вывод некоторых юристов о том, что "наследодатель не имеет права распорядиться в своем завещании чужим имуществом, т.е. имуществом, которое ему не принадлежит". Действительно, если и рассматривать имущество в настоящий момент как "чужое", то его принадлежность к личности наследодателя может быть достоверно установлена в будущем.

Завещание может быть составлено в любой стране. Но когда речь идет о месте совершения завещания, вопрос следует решать в коллизионном порядке. Способность лица к составлению и отмене завещания, а также форма завещания и его отмены определяются по праву той страны, где завещатель имел место жительства в момент составления акта. Само завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения правил места составления завещания.

Важное значение имеет уяснение категории завещания с позиции гражданского права, поскольку только в этом случае раскрывается природа завещания как инструмента обеспечения реализации наследственных прав.

В свое время В.И. Серебровский писал: "Завещание представляет собой выраженную в установленной законом форме волю наследодателя по распоряжению принадлежащим ему имуществом на случай смерти". В современной литературе завещание признают как способ, позволяющий изменить после открытия наследства порядок наследования определенным законом.

Совершение завещания как волевой акт отображает действия, направленные на достижение конкретного юридического результата, который может возникнуть в рамках появления из указанного действия конкретных прав и обязанностей.

В последнем случае имеются в виду обязанности, переходящие к наследнику. Они могут быть связаны с личностью наследодателя (например, долги), либо касаться возложения на наследника исполнения общеполезного действия имущественного (завещательный отказ), либо неимущественного (завещательное возложение) характера. Следовательно, завещание имеет необходимые признаки сделки (ст. 153 ГК РФ).

Завещание является односторонней сделкой, из чего следует, что для совершения завещательного распоряжения не требуется встречного волеизъявления другого лица (наследника). Главное условие, ограничивающее свободу завещания, — обязательная доля, выделяемая необходимым наследникам (ст. 1149 ГК РФ). Обеспечиваются интересы несовершеннолетних нетрудоспособных наследников, а также иждивенцев.

Односторонний характер сделки также подразумевает, что все распоряжения наследодателя включаются в завещание независимо от согласия на это наследников или иных лиц. Следует отметить, что российскому законодательству чужды договоры о наследовании, взаимные завещания, в которых лица назначают друг друга наследниками. Кроме того, не получили признание корреспективные завещания — взаимные завещания, суть которых в автоматической недействительности второго завещания в случае отмены первого.

Классическое понимание завещания с гражданско-правовой точки зрения дал О.С. Иоффе, который считал, что завещание — это односторонне-распорядительная лично-формальная сделка, совершаемая на случай смерти в целях упорядочения наследственного правопреемства. Именно упорядочение наследственного правопреемства, как квалифицирующий признак назначения завещания, отражает сущность этого института в современных условиях.

Многие современные ученые-цивилисты относительно этого придерживаются мнения, что назначение наследника может быть сделано в завещании и без указания фамилии и имени наследника, при условии что текст завещания позволяет точно определить личность наследника. Дореволюционная цивилистика подходила к вопросу о содержании завещательного распоряжения достаточно жестко, не допуская каких-либо вольностей в изложении последней воли наследователя. Например, профессор К.П. Победоносцев на этот счет отмечал, что назначение это должно быть ясное, не подлежащее сомнению и иметь в виду известное лицо, т.е. требуется, чтобы лицо наследника ясно определялось, хотя бы и не было названо прямо по имени.

Мы разделяем такую точку зрения: в завещании должен быть назначен наследник, и данное назначение должно быть сделано путем написания ясного и четкого текста, из которого было бы возможно точно установить личность наследника.

Несложно в данной ситуации и предугадать действия нотариуса при наличии у него завещания, в котором не указаны наследники. Он должен отказать в удостоверении такого завещания, так как его текст не является точным и четким и, следовательно, данное завещание составлено не в соответствии с требованиями законодательства.

Завещание — сделка, непосредственно связанная с личностью завещателя. Завещание относится к такому типу сделок, которые не могут быть совершены через представителя в силу требования закона. Завещание должно быть совершено только лично (п. 3 ст. 1118 ГК РФ). Следовательно, совершенное через представителя завещание не имеет юридической силы.

Можно предположить, что требования закона о личном составлении завещания (п. 3 ст. 1118) также определяют запрет совершения завещания двумя или более лицами. В этом случае страдает принцип "тайны завещания" (ст. 1123 ГК РФ), которую невозможно обеспечить в указанных условиях. И если требование о личном совершении нарушается (и в части правил о содержании распоряжения только одного гражданина), такое завещание следует признать недействительным.

В литературе, следуя формальной стороне вопроса, поддерживают категоричность правила о сугубо личном характере завещания. Указанное правило должно соблюдаться даже и в том случае, если граждане находятся в супружеских или родственных отношениях или совместно владеют завещаемым имуществом.

Классическое представление о наследовании, излагаемое в трудах дореволюционных ученых-цивилистов, основывалось на имущественной природе завещания, несмотря на возможные пожелания наследодателя, имеющие неимущественный характер. Профессор Д.И. Мейер, определяя понятие завещания, отмечал, что духовное завещание, духовная, есть удовлетворяющее известным законным условиям изъявление воли лица относительно судьбы его имущественных отношений в случае смерти. Иначе определить духовное завещание нельзя.

В своих дальнейших рассуждениях, определяя понятие завещания, Д.И. Мейер приходит к выводу, что завещанием является изъявление воли лица на случай смерти только тогда, когда в данном изъявлении воли содержатся распоряжения имущественного характера.

Попробуем продлить мысль ученого и высказать предположение, что завещание, хоть и сделанное по установленной форме и требованиям, но не содержащее каких-либо распоряжений относительно судьбы имущества завещателя, должно признаваться недействительным. Более того, вывод из данной ситуации может быть еще категоричнее: такой документ, написанный наследодателем, вообще нельзя признавать завещанием.

Если наследодатель предписывает определенному лицу совершить определенные действия, при этом не называя его в качестве наследника, это будет лишь пожелание, отражающее посмертную волю гражданина-завещателя. Исполнять или не исполнять такое пожелание — личное дело лица, которому оно адресовано.

В действующем законодательстве можно обнаружить случаи, допускающие конкретные распоряжения гражданина, которые он вправе сделать при жизни в отношении себя лично. Например, в соответствии с п. 1 ст. 5 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле" лицо вправе сделать волеизъявление о достойном отношении к его телу после смерти. Такое волеизъявление Закон рассматривает как пожелание, выраженное в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме.

Несмотря на возможность завещательных распоряжений на случай смерти, предметом завещания не могут являться пожелания завещателя, не связанные с распоряжением имуществом. При этом, по-нашему мнению, речь может идти о таких распоряжениях, которых касаются личности самого наследодателя, поскольку, например, завещательное возложение может иметь также неимущественный характер (ст. 1139 ГК РФ). Здесь оговоримся: завещательное возложение связано с личностью наследника, который обязан исполнить волю наследодателя.

Поскольку согласно действующему гражданскому законодательству завещание — прежде всего односторонняя сделка по распоряжению своим имуществом на случай своей смерти, то при удостоверении завещания прежде всего фиксируется воля завещателя о распределении имущества, принадлежащего ему, определенным гражданам или юридическим лицам. В таком завещании по желанию завещателя можно указать способ захоронения, рекомендовав завещателю назначить исполнителя завещания.

С.А. Слободян при этом считает, что такое волеизъявление может быть удостоверено нотариусом при желании на то лица, делающего такое волеизъявление. Но даже при нотариальном удостоверении данного документа при отсутствии в нем имущественных распоряжений он не будет признан завещанием, так как он не служит основанием для наследования.

Касаясь содержательной части завещания, необходимо обратить внимание еще на один принципиальный вопрос.

Имущественные распоряжения в завещании не должны обременяться какими-либо ограничениями, дополнительными условиями. Оговоримся, что это не относится к тем распоряжениям в отношении имущества, за счет которого наследник обязан осуществить завещательный отказ (ст. 1137 ГК РФ) или возложение.

Нотариальная практика встречается с завещаниями, которые содержат в качестве условия получения наследства обязанность наследника получить высшее образование либо бросить курить. Представляется, что такие "предписания" ограничивают гражданскую дееспособность наследника, что запрещено законом (ст. 30 ГК РФ), и вообще вмешиваются в личную жизнь частного лица, куда вход "строго воспрещен", за редким исключением, и только для защиты публичных интересов.

Любое завещание, содержащее для наследника ограничение его гражданских прав и свобод, вступает в противоречие с принципами гражданского права и должно быть признано недействительным. Хотя надо уточнить: недействительным завещание в данном случае признается только в части условия об ограничении, а в части завещанного наследства оно полностью соответствует требованиям закона.

И еще, что касается ограничений либо дополнительных условий, связанных со сроком реализации наследственных прав.

По мнению некоторых ученых, включение в завещание условий в принципе допустимо, однако эти условия должны ограничиваться определенным сроком, например о выдаче вклада в Сбербанке по достижении наследником определенного возраста.

Современные положения ГК РФ о наследовании свидетельствуют о том, что составление завещания с отлагательными или отменительными условиями невозможно. Срок вступления завещания в силу, равно как и срок на принятие наследства, установлен императивно. Таким образом, речь может идти только об условиях, существующих на момент открытия наследства.

Завещание порождает права и обязанности только в совокупности с другим юридическим фактом — смертью завещателя (открытием наследства). С этой точки зрения завещание можно охарактеризовать как сделку с отлагательным сроком действия, при этом такой срок не определен, он связан с наступлением конкретного события — смерти завещателя.

В некоторых случаях завещание рассматривают как публичный акт, поскольку в процедуре его составления помимо завещателя участвуют специально уполномоченные государством органы и должностные лица (как правило, нотариусы).

С теоретической точки зрения такое завещание можно считать публичным.

Если использовать предложенный подход, все иные формы завещания, а также составленные в ином порядке можно считать частными либо семейными завещаниями. В качестве примера семейного завещания можно привести закрытое завещание, содержание которого может быть известно лицу, его составившему, и в крайнем случае самым близким родственникам, с которыми у наследодателя сложились доверительные отношения.

Хотя современный законодатель в несколько ином виде воспринял традицию "духовного" завещания, которое действительно отражало "фидуциарный" характер в отношениях между наследодателем и лицом, которому завещатель доверял исполнить по завещанию (душеприказчиком). Скорее всего, аналогичный характер носили отношения между наследодателем и наследником, которому в завещании могло быть поручено совершать некоторые распоряжения завещателя в общеполезных целях.

Несмотря на сформировавшееся представление о завещании как сделке, причем, как указано выше, сделке односторонней, анализ отношений из наследования, которые облекаются в юридическую форму, позволяет сделать дополнительные выводы о гражданско-правовой сущности завещания.

Согласно легальной дефиниции односторонней сделки (ст. 155 ГК РФ), таковая создает обязанности только для лица, которое совершило эту сделку. Однако смерть лица влечет прекращение правоспособности, т.е. прав и обязанностей, связанных с личностью умершего. Составляя завещание, завещатель не берет на себя никаких обязанностей, касающихся своего имущества, не только после смерти (что естественно), но и при жизни. В последнем случае возможна отмена, изменение завещания. Проведенные рассуждения не позволяют квалифицировать завещание как одностороннюю сделку.

Указание по ходу рассматриваемой статьи о том, что "она может создавать обязанности для других лиц лишь в случаях, определенных законом либо соглашением с этими лицами", вроде бы все ставит на свои места, поскольку тем самым законодатель закрепляет возможность создания обязанностей для иных лиц помимо завещателя. Усиливает данное положение нормативно закрепленная возможность перехода как прав, так и обязанностей по наследству в соответствии с завещанием или законом (ч. 2 п. 2 ст. 218 ГК РФ).

Если формальный момент завещания однозначно определяет его как сделку, то содержательный элемент завещательных отношений указывает на завещание как оферту в двухсторонней сделке (ст. 432 ГК РФ). Однако последнее нельзя смешивать с договором (договором о наследовании), который в легальной дефиниции представляет соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (ст. 420 ГК РФ).

С таких позиций завещание предстает как "адресованное одному или нескольким лицам предложение" принять наследство. Наследник в таком правоотношении обладает правом как принять наследство, так и отказаться от него. Акцепт, т.е. ответ лица, которому адресована оферта, о ее принятии (ч. 1 п. 1 ст. 438 ГК РФ), в данном случае означает вступление наследника в наследственные права.

Подводя итоги рассмотрения правовой природы завещания как основания наследования, можно сделать ряд выводов.

Завещание — лично совершенная в установленной форме односторонняя сделка, обеспечивающая переход имущественных прав и обязанностей от наследодателя к определенным лицам без ограничительных условий.

На основании завещания возникают права и обязанности после смерти завещателя, когда у него самого уже нельзя узнать его волю, и потому необходимо соблюдение при составлении завещания требований законодательства. Соблюдение правил о форме и порядке составления завещания является очень важным, так как это позволит завещателю четко изложить в завещании свою волю и избежать ошибок и затруднений при исполнении последнего.

Итак, с точки зрения понятия сделки в гражданском праве завещание — это такое действие гражданина (наследодателя), которое выражает его волю в одностороннем порядке (п. 2 ст. 154 ГК РФ) и создает, изменяет или прекращает права и обязанности у других граждан (ст. 155 ГК РФ) после смерти волеизъявителя (открытия наследства).

Завещательные распоряжения наследством: проблемы легальной дифференциации

Закон предоставляет наследодателю возможность определения способов составления завещательных распоряжений как в условиях нормальной жизни, так и нестандартных и даже опасных ситуациях, когда выбор и время для выражения своей последней воли ограничены. В этой связи различным действиям наследодателя придается юридическое значение, польку они признаются завещанием.

В законодательстве о наследовании представлена широкая классификация видов завещаний, к числу которых относятся:

— завещания, заверенные нотариусом, составленные в простой письменной форме (ст. 1125 ГК РФ);

— закрытое завещание (ст. 1126 ГК РФ);

— завещания, приравненные к нотариально удостоверенным (ст. 1127 ГК РФ);

— завещательное распоряжение правами на денежные средства в банках (ст. 1128 ГК РФ);

— завещания, составленные в чрезвычайных обстоятельствах (ст. 1129 ГК РФ).

В качестве общего критерия классификации всех завещаний выступает способ (порядок) совершения завещания и способ фиксации в нем последней воли наследодателя.

Исходя из этого все завещания можно классифицировать как завещания, удостоверенные уполномоченными лицами и совершенные в простой письменной форме.

Завещания, требующие удостоверения уполномоченным лицом, можно условно подразделить на три вида:

— удостоверенные должностными лицами вместо нотариуса;

— приравниваемые к нотариально удостоверенным.

Что касается завещания в простой письменной форме, то в этом случае деление осуществляется в основном по формальному признаку и выделяются:

— завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах.

Попробуем последовательно провести анализ содержательных аспектов совершения завещаний каждого вида.

Завещания, удостоверенные уполномоченным лицом. В числе завещаний, удостоверяемых уполномоченным лицом, главную и решающую роль имеет завещание, удостоверенное нотариусом. Нотариат как институт гражданского общества выполняет подчас важнейшие функции по охране гражданского порядка, предостерегая граждан от возможных неблагоприятных последствий. Действительно, обращаясь к нотариусу для нотариального удостоверения договора, его стороны имеют в виду интерес не в правовой помощи, а в необходимости застраховать сделку от каких-либо неблагоприятных юридических последствий.

Воля завещателя, выраженная в завещании, должна быть облечена в требуемую законом форму. В многообразии форм выражения воли завещателя предметно воплощен принцип свободы завещания (ст. 1119 ГК РФ).

Статья 1124 Кодекса посвящена процедуре совершения завещания.

Завещание может быть написано не только завещателем собственноручно, но и с его слов нотариусом. Несоблюдение требования об удостоверении завещания влечет его недействительность.

Совершение завещания (как сделки) и его написание (т.е. придание воле завещателя материальной, внешней формы, объективирование этой воли в виде текста на бумаге) не одно и то же: последнее может быть сделано (по просьбе завещателя) и другим лицом (ст. ст. 1125, 1129 ГК РФ). Завещатель заинтересован в том, чтобы наследники знали, где именно удостоверено завещание. При этом удостоверение завещания не ограничивается простым заверением подписи завещателя.

Завещание, как правило, удостоверяется в помещении нотариуса. Однако если завещатель по болезни или другой причине не в состоянии явиться туда, нотариус по его просьбе может удостоверить завещание на дому, в больнице и т.д. В последнем случае второй экземпляр завещания должен направляться нотариусу по месту постоянного жительства завещателя.

Завещание составляется в свободной форме, и нотариус не имеет права требовать, чтобы завещатель следовал одной из имеющихся у него примерных форм. Вместе с тем оно должно содержать предусмотренные законом формальные реквизиты: время и место составления завещания, фамилию, имя и отчество завещателя, место его жительства, содержание завещательных распоряжений, полное наименование наследника (фамилия, имя, отчество для физических лиц и полное наименование для юридического лица).

Завещание должно быть собственноручно подписано завещателем. Если завещатель в силу физических недостатков, тяжелой болезни или неграмотности не может собственноручно подписать завещание, оно по его просьбе может быть подписано другим гражданином в присутствии нотариуса. В завещании должны быть указаны причины, по которым завещатель не мог подписать завещание собственноручно, а также фамилия, имя, отчество и место жительства гражданина, подписавшего завещание по просьбе завещателя, в соответствии с документом, удостоверяющим личность этого гражданина.

При составлении и нотариальном удостоверении завещания по желанию завещателя может присутствовать свидетель. Если завещание составляется и удостоверяется в присутствии свидетеля, оно должно быть им подписано и на завещании должны быть указаны фамилия, имя, отчество и место жительства свидетеля в соответствии с документом, удостоверяющим его личность.

Продолжая вести речь о порядке нотариального удостоверения завещания, следует обратить внимание на п. п. 39 и 44 Методических рекомендаций по удостоверению завещаний, определяющие круг и статус лиц, которые вправе присутствовать при совершении завещания.

При нотариальном удостоверении завещания допускается присутствие помимо завещателя и нотариуса только переводчика, исполнителя завещания, свидетеля, лица, подписывающего завещание вместо завещателя (рукоприкладчик).

В обязательном порядке предусматривается присутствие при нотариальном удостоверении завещания переводчика, если завещатель не владеет языком, на котором ведется нотариальное делопроизводство, а нотариус не владеет языком завещателя (ст. 10 Основ), и (или) рукоприкладчика, если завещатель в силу физических недостатков, тяжелой болезни или неграмотности не может собственноручно подписать завещание (п. 3 ст. 160, п. 3 ст. 1125 ГК РФ).

Исполнитель завещания и свидетели могут присутствовать при нотариальном удостоверении завещания лишь при изъявлении на это желания завещателя.

Лицам, присутствующим при удостоверении завещания, нотариус разъясняет их обязанность до открытия наследства хранить тайну завещания, не разглашать сведения, касающиеся содержания завещания, его совершения, изменения или отмены, и право завещателя потребовать компенсацию морального вреда или воспользоваться другими способами защиты гражданских прав в случае нарушения тайны завещания (ст. 1123, п. 5 ст. 1125).

Поскольку рукоприкладчик подписывает завещание вместо завещателя (абз. 2 п. 3 ст. 1125), а свидетель подписывает завещание вместе с завещателем (абз. 2 п. 4 ст. 1125), невозможно совмещение в одном лице рукоприкладчика и свидетеля. Если при составлении и удостоверении завещания присутствует свидетель, завещание должно быть подписано двумя лицами: самим завещателем (или рукоприкладчиком) и свидетелем (п. 44 Методических рекомендаций по удостоверению завещаний).

В случае, когда право совершения нотариальных действий предоставлено законом должностным лицам органов местного самоуправления и должностным лицам консульских учреждений Российской Федерации, завещание может быть удостоверено вместо нотариуса соответствующим должностным лицом с соблюдением правил ст. 1124 ГК РФ о форме завещания, порядке его нотариального удостоверения и тайне завещания. Завещания, удостоверенные должностными лицами вместо нотариуса, являются альтернативным вариантом в легитимации завещательных распоряжений наследодателя.

Однако полномочия данных органов по удостоверению завещаний в юридической литературе подвергаются сомнению. Так, Т.И. Зайцевой и П.В. Крашенинниковым был сделан вывод о невозможности удостоверения завещаний названными лицами с основой на следующих нормах. Следует иметь в виду, что в соответствии с Основами законодательства о нотариате (ст. ст. 1, 37, 39) правом удостоверять завещания наделены также должностные лица органов исполнительной власти, уполномоченные на совершение этих действий в случаях отсутствия в населенном пункте нотариуса. Порядок совершения нотариальных действий должностными лицами органов исполнительной власти устанавливается инструкцией, утверждаемой Министерством юстиции РФ.

Перечисленные нормы, содержащиеся в Основах и ГК РФ, несут в себе огромную социально-политическую нагрузку. В Российской Федерации имеется множество населенных пунктов, учреждение должности нотариуса в которых бессмысленно. Это экономически и социально слаборазвитые, так называемые неперспективные поселения, малочисленные по количеству жителей деревни и села, зачастую находящиеся на значительном расстоянии от административных центров. В таких населенных пунктах вопрос возможности получения нотариальной помощи весьма и весьма актуален.

Закон легитимным признает завещание, которое удостоверено не только уполномоченным должностным лицом, наделенным специальным статусом (нотариус, либо должностное лицо органов местного самоуправления), но также и лицом, в силу исполнения своих служенных обязанностей, обладающим сходным с органами власти набором функций. Завещание, удостоверенное таким лицом, является завещанием, приравненным к нотариально удостоверенным.

Если между завещанием, удостоверенным нотариусом, и завещанием, удостоверенным уполномоченным должностным лицом, закон практически ставит знак равенства, то в отношении завещания, приравненного к нотариально удостоверенному, идет лишь речь о признании его таковым для целей стабильности гражданского оборота.

Согласно ст. 1127 ГК РФ к нотариально удостоверенным завещаниям приравниваются:

— завещания граждан, находящихся на излечении в больницах, госпиталях, других стационарных лечебных учреждениях или проживающих в домах для престарелых и инвалидов, удостоверенные главными врачами, их заместителями по медицинской части или дежурными врачами этих больниц, госпиталей и других стационарных лечебных учреждений, а также начальниками госпиталей, директорами или главными врачами домов для престарелых и инвалидов;

— завещания граждан, находящихся во время плавания на судах, плавающих под Государственным флагом РФ, удостоверенные капитанами этих судов;

— завещания граждан, находящихся в разведочных, арктических или других подобных экспедициях, удостоверенные начальниками этих экспедиций;

— завещания военнослужащих, а в пунктах дислокации воинских частей, где нет нотариусов, — также завещания работающих в этих частях гражданских лиц, членов их семей и членов семей военнослужащих, удостоверенные командирами воинских частей;

— завещания граждан, находящихся в местах лишения свободы, удостоверенные начальниками мест лишения свободы.

Завещание, приравненное к нотариально удостоверенному завещанию, должно быть подписано завещателем в присутствии лица, удостоверяющего завещание, и свидетеля, также подписывающего завещание (п. 2 ст. 1127 ГК РФ).

Как следует из анализа положений указанной выше нормы, такие завещания носят скорее экстраординарный характер. И при всем стремлении закрепить как можно больше условий для выполнения последней воли наследодателя законодатель весьма осторожно относится к таким завещаниям, определяя возможность их совершения не в качестве правила, а как исключение из правил в условиях крайней нужды.

Подтверждением такого вывода служит, во-первых, требование о том, что "такое завещание должно быть, как только для этого представится возможность, направлено лицом, удостоверившим завещание, через органы юстиции нотариусу по месту жительства завещателя. Если лицу, удостоверившему завещание, известно место жительства завещателя, завещание направляется непосредственно соответствующему нотариусу". Вторым обстоятельством, на наш взгляд более весомым, видится предписание о том, что "при наличии воли гражданина об удостоверении завещания нотариусом лица, которым предоставлено право удостоверить завещание, обязаны принять все необходимые меры для приглашения к завещателю нотариуса" (п. 4 ст. 1127).

Правда, в обозначенном пункте идет речь также о наличии "разумной возможности выполнить это желание" гражданина, что на практике интерпретируется различным, и не всегда в угоду завещателя, образом.

Скорее всего, следует, наверное, подойти к порядку легитимации таких завещаний в законодательстве более последовательно и поставить на первое место обязательную возможность приглашения нотариуса и лишь после того, как станет известно, что в сложившихся условиях это сделать невозможно, ставить вопрос об удостоверении завещания иным компетентным лицом.

К сказанному добавим также, что предусмотренный перечень завещаний, приравниваемых к нотариально удостоверенным, является исчерпывающим. Это означает, что какие-либо иные должностные лица, кроме перечисленных выше, не имеют права удостоверять завещания.

Кроме того, в некоторых случаях легитимность завещания, совершенного хоть и с требованием закона, может подвергнуться сомнению. Касается это опять-таки четкого определения субъектного состава уполномоченных лиц. Например, правом удостоверения завещаний лиц, находящихся на излечении в стационарном лечебном учреждении, наделены дежурные врачи лечебных учреждений. Это означает следующее: если завещание лица, находящегося на излечении в больнице, было удостоверено дежурным врачом, следует проверять, дежурным врачом больницы или отделения являлось лицо, удостоверившее завещание, так как дежурный врач отделения не наделен правом удостоверения завещаний. Также завещания лиц, находящихся на излечении в лечебных учреждениях, не могут удостоверяться какими-либо другими работниками лечебного учреждения, например медсестрами, санитарами и т.п. В юридической литературе приводится ряд примеров, когда в нарушение этого правила завещания удостоверялись работниками больницы, не имеющими на это права. Аналогичным образом не вправе удостоверять завещание, например, председатель кооперативной организации, несмотря на встречающиеся в практике удостоверения завещаний указанными лицами.

Завещания, совершенные в простой письменной форме. Тайна завещания является одним из основных принципов в наследственных правоотношениях, его обеспечение служит важнейшим условием развития демократических начал в гражданском обороте. Способствовать реализации этого принципа на практике призвано закрытое завещание. Закрытое завещание является также наглядным отражением расширения принципа свободы завещания в современном гражданском законодательстве, о чем справедливо указывается некоторыми авторами.

В известной мере закрытое завещание ломает сложившиеся в России стереотипы в вопросах наследства. Но в данном случае именно в близких к нам странах континентальной системы права закрытые завещания весьма распространены, хотя чаще их называют "домашними завещаниями".

Толкование завещательных распоряжений является главной проблемой, которую всякий раз приходится решать нотариусу при уяснении смысла и воли наследодателя, изложенной в закрытом завещании.

Действительно, учитывая российский менталитет, после вскрытия нотариусом конверта может быть обнаружен пустой лист, или непонятные символы, или нецензурные выражения. В данном случае такая бумага будет нечитаемой и, скорее всего, вообще не будет признана завещанием.

В решении поставленной проблемы видится вполне логичным и обоснованным мнение Н.Б. Деминой, предлагающей в целях облегчения деятельности нотариусов, а также более полной реализации наследственных прав граждан утвердить примерные формы завещаний.

Особенно сложными для разрешения становятся вопросы составления завещания под влиянием угрозы или насилия либо завещателем в таком состоянии, когда он не отдавал отчет своим действиям. В этой связи крайне важным представляется расширение полномочий нотариусов по подтверждению дееспособности завещателей.

Форма закрытого завещания, совершаемого самостоятельно наследодателем без привлечения каких-либо свидетелей, зачастую сильно затрудняет дальнейшее истолкование воли завещателя.

С точки зрения упрощения процесса толкования закрытого завещания показания свидетелей могли бы внести ясность в решение вопроса об установлении действительной воли завещателя, что предлагается закрепить в действующем законодательстве. Это позволит, на наш взгляд, исключить возможные споры по поводу дееспособности наследодателя в момент совершения завещания.

Определяя сущность закрытого завещания в системе завещательных распоряжений, рассмотрим механизм его совершения. Из содержания п. 2 ст. 1126 ГК РФ "Закрытое завещание" следует, что завещание должно быть собственноручно написано и подписано завещателем, поэтому лица, которые не в состоянии сделать это, не могут выразить свою волю в виде закрытого завещания. Несоблюдение этих правил влечет за собой недействительность завещания.

Завещатель также не вправе прибегнуть к помощи рукоприкладчика или переводчика (если это ему необходимо), так как в этом случае содержание завещания или его отдельных положений становится известным третьим лицам и оно перестает быть закрытым. Закон требует соблюдения определенных правил лицом, желающим совершить завещание. Завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме.

Как отмечают некоторые авторы, основное достоинство такого вида завещания заключается в соблюдении его абсолютной тайны, что, как нам представляется, не всегда выдерживается на практике.

Несомненно, даже в случаях составления закрытого завещания можно предположить, что завещатель сможет сообщить кому-либо содержание составленного им завещания. При этом, как справедливо указывается, завещатель в силу ст. 1123 ГК РФ не отнесен к лицам, обязанным соблюдать тайну завещания, и не возникает вопрос о его ответственности за нарушение тайны завещания.

Последнее обстоятельство позволяет предположить: завещатель может поведать кому-то о своем завещании, рассказать отдельные моменты его содержания. Но в данном случае действуют доверительные отношения личного характера завещателя с лицом, которому раскрыта тайна закрытого завещания, а закон об этом ничего не говорит, и нормы наследственного права не распространяются.

Несмотря на обозначенные преимущества закрытого завещания, в сравнении с иными видами завещательных распоряжений в своей регламентации оно не лишено недостатков как в части нормативной регламентации, так и практического применения. Расширение в способах выражения воли гражданина по распоряжению имуществом на случай своей смерти имеет и обратный эффект, причем предлагаемый к закреплению в законодательстве.

Например, слепые или неграмотные наследодатели в силу объективных причин не в состоянии совершить закрытое завещание, поскольку в ином случае (составление другим лицом) утрачивается смысл закрытости, а вместе с ним и принцип тайны завещания.

Категоричный анализ такой ситуации приводит некоторых авторов к выводу о необходимости фактически лишить такие категории наследодателей завещать имущество по закрытому завещанию, закрепив в статье о закрытом завещании ограничения по составлению завещания лицами, не имеющими возможности составить такое завещание.

Нам такой вывод представляется малообдуманным, хотя и не лишенным практических соображений. Между тем предлагаемая нормативная корректировка не снимает проблемы возможности защиты наследственных прав указанных категорий лиц, а по большому счету, вступает в противоречие с правилами ст. 30 ГК РФ, устанавливающей запрет на ограничение дееспособности гражданина.

Введение института закрытого завещания влечет за собой необходимость четкой законодательной регламентации вопросов толкования завещания. Как указывается в литературе, норма ст. 1132 ГК РФ ограничивается лишь введением двух принципов толкования: буквальное понимание смысла слов и выражений и сопоставление неясных положений с другими положениями и смыслом всего завещания, а также лишь называет субъекты толкования — нотариус, душеприказчик, суд.

Отсутствие при совершении закрытого завещания уполномоченных лиц (например, нотариуса) законодатель компенсирует повышенными требованиями к соблюдению формальных требований.

Е. Путилина в своей статье отмечает: в юридической литературе можно встретить точку зрения, согласно которой при совершении закрытого завещания завещатель может воспользоваться ЭВМ или пишущей машинкой. Согласиться с подобной позицией нельзя, поскольку в этом случае будет нарушен п. 2 ст. 1126 ГК РФ, содержащий прямое указание на необходимость собственноручного написания и подписания закрытого завещания завещателем под угрозой признания завещания недействительным.

Завещания, совершенные в чрезвычайных обстоятельствах, являются вторым видом завещания в простой письменной форме. Несмотря на выработанные критерии градации завещательных распоряжений, вопросы, касающиеся порядка и условий завещаний в чрезвычайных обстоятельствах, являются наиболее острыми и дискуссионными.

Начать рассмотрение данного вида завещания

http://www.mosuruslugi.ru/articles/683/