Программа освоения дальнего востока

Полпред президента Юрий Трутнев обратился к Владимиру Путину с инициативой, суть которой в наделении бесплатными земельными наделами граждан России в Дальневосточном федеральном округе.

Землю предлагается «предоставлять на пять лет, и в случае использования потом закреплять эту землю за собственником, а в случае отсутствия использования – изымать», — заявил Трутнев. Её можно будет использовать для ведения сельского хозяйства, для создания бизнеса, лесного или охотничьего хозяйства.

Однако конечная цель инициативы для большинства аналитиков достаточно прозрачна — это, безусловно, стратегические интересы России в Азиатско-Тихоокеанском регионе, удержание коренного русского населения на Дальнем Востоке.

Идея понравилась президенту, и уже раздаются встречные предложения от губернаторов Дальневосточного округа. В частности, колымский губернатор предложил, во вверенном ему регионе, наделять всех желающих уже 5 гектарами земли.

Несмотря на всю привлекательность этой идеи, механизм реализации программы пока не ясен.

Прежде всего, это касается вопросов финансовой поддержки будущих фермеров. Если обратиться к успешному опыту столыпинских реформ начала прошлого века, то в те годы программа переселения имела мощную финансовую поддержку государства. Переселенцы получали значительные льготные кредиты, а в ряде случаев и готовое жильё.

Что же мы наблюдаем в настоящее время в аграрном секторе страны? Кредиты фермерам в банках уже последние четыре года в большинстве случаев недоступны, почти все имущество мелких сельхозпроизводителей заложено в кредитных организациях. Ситуацию с кредитованием аграрного сектора в целом по стране, безусловно, надо менять. Переселение же россиян на Дальний Восток потребует более "тонкого" подхода.

Второй вопрос, которым задаются эксперты, это величина надела. Большинство из них сходится во мнении, что 1 гектар подходит лишь для создания растениеводческого хозяйства. Животноводческое хозяйство, а охотничье тем более, предполагает более крупных земельных угодий.

По словам полпреда Трутнева, на Дальнем Востоке сегодня не используется до 50% пахотных земель, а в государственной собственности находится 614 млн гектаров. Хочется заметить, что имея такие возможности, можно более щедро распоряжаться государственной землёй.

Вопрос в другом, какие территории Дальневосточного федерального округа подпадут под программу — на Колыме или на широте Сочи.

Наиболее привлекательные для растениеводства земли, конечно же, находятся в Приморье — самом южном регионе округа.

Здесь можно выращивать: зерновые и зернобобовые культуры, технические культуры, картофель и овощебахчевые культуры, кормовые культуры. В структуре посевных площадей сельскохозяйственных культур лидирует соя — более 200 тысяч га.

Бесспорно, что раздачу земли следует осуществлять в рамках целевой госпрограммы, учитывающей все перечисленные факторы, в том числе и выделение льготных кредитов переселенцам.

http://agrarnik.ru/news/po-stopam-stolypina-novaja-programma-osvoenija-rossijskogo-dal6nego-vostoka~1096/

Вопрос освоения бескрайних российских просторов являлся актуальным на протяжении всей отечественной истории. Первые систематизированные попытки заселения малонаселенных земель относятся к эпохе покорения Ногайской Орды, Казанского и Астраханского ханств, в результате чего люди земельные осели в Поволжье, Приуралье и Каспийском регионе. Второй крупной волной освоения безлюдных территорий можно считать переселение целых помещичьих хозяйств при крестьянах на земли Малороссии. Уже чуть позже в этом регионе начали формироваться промышленные и торговые кластеры, что сопровождалось активной урбанизацией со всеми демографическими вытекающими. Самой известной в отечественной истории акцией масштабного переселения народа на неосвоенные территории стала столыпинская аграрная реформа, в результате которой число сибирских и дальневосточных кооперативов было увеличено почти вдвое (с 32975 до 49341). Впоследствии грамотной и планомерной политики «размазывания» всего населения России по территориям, пригодным для сельского хозяйства, придерживалось и советское руководство, привлекавшее переселенцев высокими зарплатами, досрочными пенсиями и удвоенной выслугой лет. Перечисленные попытки освоения малонаселенных земельных массивов принесли свои плоды – регионы, участвовавшие в государственных программах, в дальнейшем экономически расцветали.

Однако вопрос освоения малонаселенных территорий носит характер не только исторический, но и повседневный. Несмотря на преломление таких «младореформаторских» трендов, как перманентный отрицательный демографический прирост и уничтожение сельского хозяйства, нынешнему руководству России еще не одно десятилетие придется ликвидировать последствия ельцинского правления. Заселенные еще при Советском Союзе регионы в годы гайдаровских реформ весьма ощутимо опустели. Так, к примеру, только с 1989-го по 2008 год население Дальневосточного федерального округа сократилось на полтора миллиона человек. Проблема властям известна, и на прошлой неделе появились новости с Дальнего Востока, дающие надежду на старт новой крупномасштабной реформы по освоению малозаселенных территорий.

На встрече между Владимиром Путиным и вице-премьером Юрием Трутневым, проходившей на прошлой неделе, от последнего прозвучало предложение о бесплатном предоставлении в аренду одного гектара земли в Дальневосточном федеральном округе (ДФО) всем желающим. Данная инициатива предполагает решение сразу несколько проблем: вовлечение в оборот неиспользованных земель, формирование новых рабочих мест и возвращение / привлечение на Дальний Восток трудоспособного населения. Земли в аренду предлагается сдавать на пять лет, по истечению которых будет принято решение о будущем надела: если земли будут использоваться арендатором, то после первого срока они будут закреплены за ним в собственности, но в случае отсутствия использования земли будут изъяты. То есть, сохранение земли за собой в качестве банального замороженного актива неприемлемо, что отчасти снижает коррупционный риск. Так же, вопреки паническим настроениям в известных массах, никакой «оккупации» Дальнего Востока китайцами данный проект не предполагает, так как земли будут передаваться только гражданам России. Сам Трутнев в ходе своего доклада подчеркнул: «Мы сразу говорили о том, что все эти территории должны быть защищены от перепродажи или передачи иностранцам». Пока что сложно сказать, каким образом будут реализован данный принцип, но на этом моменте неоднократно делался акцент, что обнадеживает.

Как и предполагает жанр обсуждения государственных начинаний, озвученное Трутневым предложение подверглось критике, местами даже адекватной. Рассмотрим основные критические замечания к проекту вице-премьера, одобренного Владимиром Путиным.

1. Климатические условия.

На Дальнем Востоке в государственной собственности находится 615 миллионов гектаров земли, которые предлагаются в аренду не только для развития подворного сельского хозяйства, но и для создания лесного, рыболовного и охотничьего бизнеса. Очевидно, что бойкий предприниматель, получивший свой надел, может организовать весьма успешный бизнес за счет колоссальных природных богатств округа. Тот же лес пользуется сумасшедшим спросом в Китае, который ему приходится закупать в Австралии (!), так как российский не соответствует заявленным параметрам. Кооперативная пилорама с необходимым оборудованием может существенно обогатить своих владельцев за счет приграничной торговли с Китаем. Так же, вопреки всеобщему заблуждению, ДФО пригоден и для эффективного сельского хозяйства, несмотря на то, что подавляющая часть его территорий находится в зоне «вечной мерзлоты». В основном в округе выращиваются соя, рис (южная часть), картофель, зерновые культуры. Климат позволяет собирать даже урожаи винограда и кукурузы. То есть, земли пригодны для сельского хозяйства, хоть и существует своя специфика.

2. Размер выделяемых наделов.

Рассуждения о катастрофически малых земляных наделах, как и полагается, чаще всего звучали от интернет-аграриев, не способных отличить акр от сотки. Так же критические замечания исходили и от историков, аппелирующих к опыту Столыпина и Сталина, выдававших на семью от 8 гектаров. Однако комментаторы не учли одного фактора: производительность с одного гектара земли за последние сто лет увеличилась в неприличное количество раз. На сегодняшний день одного гектара земли достаточно для избыточного удовлетворения потребностей в домашней пище одной средней семьи. Безусловно, такой площади для полноценного фермерского хозяйства недостаточно, но это уже совсем другой разговор. Для понимания масштаба: с одного частного гектара можно собрать около 60 тонн картофеля или 7 тонн риса в год. Не будем забывать о возможностях животноводства и тепличного хозяйства. Так же, важно понимать, что немалая часть жителей ДФО к земле потянутся с целью заняться садовничеством или огородничеством.

3. Проблема кредитования начинающих фермеров.

Мы уже определились, что одного гектара земли с избытком хватает для обеспечения полноценной продуктовой корзины одной крупной семьи: от овощей с картофелем до яиц со свининой. Однако многие жители ДФО заинтересованы в создании фермерского хозяйства, которое требует не только больших земель, но и финансов. Соответственно, вопрос льготного кредитования в рамках данного проекта как никогда актуален. В ходе беседы между Путиным и Трутневым тема обсуждалась, в результате чего удалось прийти к выводу, что проект требует доработок и в области льготного кредитования. В рамках региональной поддержки начинающих фермеров уже существует программа по предоставлению грантов в размере 1,5 млн. рублей. Так же, «Россельхозбанк» предлагает различные линии кредитования начинающих аграриев. Все же, есть надежда на то, что раздача земли будет проходить в рамках госпрограммы, что означало бы и выделение льготных кредитов, и справедливое межевание с соответствующим контролем за коррупционной составляющей.

4. Привлекательность программы.

Многие комментаторы вполне справедливо заметили, что возможности бесплатного получения одного гектара земельного надела будет недостаточно даже для возращения части уехавшего трудоспособного населения. Но стоит отметить, что ДФО в ближайшее время получит статус территории опережающего развития, а сближение России с Китаем и двумя Кореями существенно оживит инвестиционную активность в области, что неминуемо скажется и на уровне жизни в среднем по области. Не будем забывать о человеческой тяге к «халяве» и русской ментальной черте «земельной оседлости». Так же можно подчеркнуть десятки льгот, связанных с посевной и подготовкой почвы, введенных после наводнения. Не стоит сомневаться, что информационное сопровождение претворения в жизнь данного проекта тоже будет иметь свое влияния на умы будущих фермеров. И с абсолютной уверенностью можно заявить, что привлечь людей на Дальний Восток смогут максимально распространенные истории успешного развития своего дела на выданных государством гектарах.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Ну и понятно, что на гектаре земли мало кто сумеет организовать крупное производство с нуля. Упор делается на людей, которые хотят открыть малый бизнес, обеспечивающий семью и окружающих.

Гораздо лучше заводить экономически выгодных животных: коз, кроликов, птицу, пчёл, вьетнамских свинок (которые не столь прожорливы как обычные и значительную долю их рациона составляет сено). На ютубе достаточно примеров успешного опыта фермеров. А на счёт организации жизни на гектаре земли, поинтересуйтесь у анастасийцев. Не обращая внимания на их идеологию, можно взять те наработки, которые у них имеются для жизни на природе. Они как раз гектар считают идеальным для семьи.

Ребятa, недавно узнал про одну фишку, с помощью жуйки

можно соблазнить любую девушку за пару минут.

Для мужского пола тоже не слабо влияет, советую

так как сам попробовал. Детальнее здесь —-

1. Лес. Вы в курсе что регион "лесной" сам по себе? и что вся периферия (не города — прим.) живёт за счёт леса? А рядом Китай. граница, таможня. ничего это не говорит? В бюджет идут такие потоки финансов, что Вам и не снилось. О пилорамах — они у каждого свои, у китайцев — свои. Китайские — это регулятор оборота "неучтённой древесины", воровской в своём большинстве. А у частников и пилорамы свои и цеха переработки круглого леса. Чужаков там не ждут. Какие к чёрту "кооперативные пилорамы"? Да и причём тут гектар земли?

О сельском хозяйстве. Бог с ним с рисом, его выращивают то с гулькин хрен на чеках вблизи Ханки. но виноград! да Вы с дуба рухнули? Какой виноград в ЗОНЕ РИСКОВАННОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ!? Я сам его выращиваю, но это не тот виноград какой возделывают для продажи. к тому же без укрытия землёй он вымерзает! и это местные сорта!

свое освоить не могут . www. 5kanal.ua(onlines) www.argumentua.com

2, 3, 4. О размерах, кредитах и привлекательности. Вкраце. А что раньше мешало взять 1, 2, 3, 10. 100 гектар земли в аренду? — ничего. А что мешает сейчас? — тоже ничего! Какое совпадение! Кому надо, те брали, берут и брать будут без дополнительных программ. Если бы этот закон да лет 40 назад, когда под садово-огородные участки давали по 6 соток. а теперь время ушло. Кроме того, для ведения бизнеса берут не 1 и 2 га земли, а столько сколько смогут осилить. И да, для успешного бизнеса нужна развитая инфраструктура и близость рынков сбыта, а с этим у нас проблема.

не указан Комсомольск-на-Амуре (население 250 тыс.)

но, указаны, уважаемые, Биробиджан (75 тыс.), Николаевск-на-Амуре (25 тыс.)

Лучше б ты не курить бросил, а [censored] писать.

Для начала стоило бы ознакомиться со строительством Комсомольска на Амуре и освоения окружающих мест.

Почему автор забыл об инфраструктуре, за счёт кого или чего она должна создаваться. Идиотский пример с лесозаготовкой, автор не имеет понятия о лесе.Пишет о пилорамах, а где электричество, транспорт, пути сообщения, В таких случаях нужно не болтать, а выступать с чёткой продуманной программой.

http://politrussia.com/ekonomika/po-stopam-stolypina-512/

Одним из первых, наиболее ярких дел правительства во время первого президентского срока Владимира Путина была ликвидация офшоров: Калмыкия, Байконур, Мордовия. Оказалось, что эти офшоры используются неправильными бизнесменами типа Михаила Ходорковского и лишают бюджет существенной части доходов. Теперь все вернулось на круги своя, но с обратным знаком. Большим безналоговым офшором станет вся Сибирь и Дальний Восток. Но вход туда кому попало будет заказан. Фейсконтроль на входе обеспечит госкомпания, которая отберет достойных. И уж они получат гораздо больше, чем могли извлечь из работы на офшорных территориях герои бизнеса 1990-х годов. Управляемый разбой под надзором могущественной госкомпании заставит померкнуть «лихие 90-е»: теперь масштабы будут по-настоящему величественными.

Декларируемая цель законопроекта «О развитии Восточной Сибири и Дальнего Востока» — привлечение инвестиций в освоение гигантского региона. Это 16 субъектов РФ: Алтай, Бурятия, Якутия, Тыва, Хакасия, Забайкальский, Камчатский, Красноярский, Приморский и Хабаровский края, Амурская, Иркутская, Магаданская и Сахалинская области, Еврейская АО и Чукотка. Для этого создается госкомпания развития Сибири и Дальнего Востока (далее — СДВ). Как развивать что-либо без создания госкомпании, чиновники за последние шесть лет основательно подзабыли.

Схема развития региона придумана людьми, свято верящими, что государство, как царь Мидас, способно превратить в золото все, к чему прикасается. А все, куда оно не посмотрело, — наоборот, выжженная пустыня. Вот как выглядит схема.

Предприниматели и органы власти, желающие реализовать значимый для развития региона инвестпроект, подают заявки в госкомпанию СДВ. Она их отбирает, ее наблюдательный совет формирует список приоритетных инвестиционных проектов (ПИПов), окончательно их перечень утверждает правительство. Протолкнуть проект в число приоритетных — это предел счастья. За счет своих или заемных средств (а при необходимости — и за счет средств бюджетов всех уровней) госкомпания создаст энергетическую, транспортную и иную инфраструктуру, необходимую для реализации проекта.

Инвесторы, которым выпало такое счастье, называются «участниками ПИПов». И горе тому, кто потеряет сей статус: придется компенсировать госкомпании все ее затраты. Решение об изгнании из рая — «прекращении статуса участника ПИПа» — принимает, разумеется, госкомпания СДВ. При особо удачном стечении обстоятельств еще в соглашении с госкомпанией о реализации ПИПа можно предусмотреть, что расходы возмещать не надо.

Госкомпания для участников восточных ПИПов — царь и Бог. Может построить необходимую инфраструктуру. Может стать соинвестором проекта (но должна выйти из его капитала спустя 5 лет, а построенные за свой счет объекты продать спустя два года). Вся эта хозяйственная деятельность, разумеется, не мешает госкомпании выполнять контрольные функции — должен же кто-то присматривать, насколько участник ПИПа выполняет цели проекта и соответствует закону о развитии Сибири. Госкомпания утверждает инвестиционные декларации участников ПИПов — это основной источник информации о том, что сделано по ходу реализации проекта. Инвестдекларации могут быть ежегодными, а могут — только итоговыми. Зачем что-то знать, пока проект не завершен?

Госкомпания СДВ берет на себя все взаимодействие ПИПа с госорганами и естественными монополиями. Кроме инфраструктурной помощи, она может помочь участнику ПИПа деньгами (участие в капитале), подготовкой и согласованием с госорганами документации по проекту, по планировке и развитию территории, привлечением внешних инвестиций, согласованием условий присоединения к сетям — инженерно-техническим и транспортным. А при необходимости оказывает «консультационно-правовую помощь для защиты законных интересов» участников проектов. От кого предполагается защищаться — местных жителей, экологов или конкурентов — в законопроекте не сказано.

По всему законопроекту разбросано множество милых мелочей, превращающих жизнь госкомпании СДВ и участников ПИПа в райскую. Так, прекрасное правило вводится в части согласования с госорганами планировки территории для реализации проекта: если за месяц чиновники не высказали замечаний, проект считается согласованным. Вот бы на остальной территории страны так же! А вот другое правило, особенно актуальное в случае разногласий с экологами и местным населением: «До выдачи разрешений на строительство объектов, необходимых для реализации ПИПов, могут выполняться подготовительные работы для строительства этих объектов».

Госкомпания СДВ, чтобы не возмущался Дмитрий Медведев, будет автономной некоммерческой организацией. Штаб-квартира — во Владивостоке (наверное, пригодятся сооружения на острове Русский). В качестве бонуса она станет координатором всех госпрограмм и ФЦП, реализуемых на востоке. Госкомпания СДВ — президентская. Президент России сам назначает ее гендиректора, председателя и членов наблюдательного совета. При этом набсовет формируется из представителей чиновников и «общественных объединений, имеющих особые заслуги перед государством и обществом».

Госкомпания и участники ПИПов, как и участники сколковского проекта, освобождаются от НДС, налогов на прибыль, на имущество и землю. «Коммерсантъ» писал еще о том, что госкомпания получит льготы по уплате социальных взносов. Но из последней версии законопроекта это положение изъято. Как и трогательная забота о заключенных: в одной из более ранних редакций законопроекта предлагалось засчитывать срок осужденным, привлекаемым к работам, с коэффициентом 1,5.

Щедрой рукой авторы законопроекта отдают госкомпании СДВ доходы от управления средствами фонда национального благосостояния. Все ли, не говорится. Другими претендентами на эти деньги были нынешние и будущие пенсионеры.

Без всякого конкурса правительство может отдавать госкомпании права пользования недрами и лесом. Их госкомпания может вносить в капитал участников ПИПов. Переводим на русский язык: госбюджет не получит доходов от передачи ресурсов в пользование бизнеса, но сотрудники госкомпании могут существенно повысить личное благосостояние, получая для частных инвесторов права пользования недрами.

Аналогичное военное право действует в отношении земли, принадлежащей государству: без конкурсов и торгов чиновники должны передавать участникам ПИПов нужную им землю. Просто по заявке: понравилось — бери!

Следующий подарок — введение публичных сервитутов. Чиновники хотят по возможности избавить госкомпанию СДВ от затрат на выкуп у собственников земли, необходимой ей для строительства. Для этого местные власти смогут вводить публичный сервитут (обременение участка). Срок сервитута — 50 лет (кстати, срок жизни госкомпании СДВ — вдвое меньше). Собственник не может противиться введению сервитута. Госкомпания сможет проводить на этом участке земляные работы, рубить лес, строить сооружения. И только если сервитут лишает собственника участка возможности использовать его в течение минимум полугода (формулировка очень мутная), у того появляется право требовать, чтобы госкомпания выкупила участок. Но у госкомпании нет обязанности это делать. Зато она может передать свои права по использованию чужой земли кому угодно — без согласия собственника.

Перечень оснований, по которым местные органы могут отказать всесильной госкомпании, четко регламентирован. И этот отказ можно оспорить в суде. А вот могут ли землевладельцы оспорить введение сервитута — неясно. Законопроект строго ограничивает перечень случаев, когда суд может решить, что сервитут должен быть прекращен: либо обладатель сервитута бездействует, либо в проектную документацию внесли изменения, решив строить сооружения в другом месте. И никаких иных случаев. То есть законопроект лишает и судебную власть, и собственника права спорить с решением о введении сервитута.

Собственники могут оспорить лишь размер платы, которую будут получать за публичный сервитут. Но она не должна быть больше, «чем установленное обременение земельного участка снижает рыночную стоимость данного участка». Если обременение касается земли, которой владеет государство или местные власти, то плата еще меньше: 5% кадастровой стоимости обремененного участка. А если обладатель сервитута причинил собственнику земли убытки, их компенсации придется требовать в суде.

Еще одна приятная мелочь: госкомпания должна подписать с собственником земли соглашение о плате за сервитут. Но если собственник «отсутствует по известным адресам» или отказывается от переговоров, то госкомпания попросту может перевести плату на счет местного нотариуса — и работать как ни в чем ни бывало.

Весьма трогательна забота авторов законопроекта о сотрудниках госкомпании СДВ. Переселяться и переезжать к месту работы они могут за госсчет, на обустройство выдается бюджетное пособие. Госкомпания и участники ПИПов могут нанимать иностранцев вне квот, им не требуется получать разрешения на привлечение иностранцев, им автоматически выдаются и продлеваются разрешения на работу, а если они окончили в России вуз, техникум или ПТУ, то и вид на жительство, а через три года работы на госкомпанию — российское гражданство. За них не надо платить госпошлины на разрешение на работу, въезд в страну и визу.

Масштабы проекта заставили наблюдателей вспомнить о «Дальстрое» и Ост-Индских компаниях XVII-XVIII веков. Последняя аналогия едва ли верна. Голландская и особенно английская компании были монополиями и объединяли административные и бизнес-функции. Но занимались они в основном торговлей. К госкомпании СДВ это не относится.

«Дальстрой» — аналогия более близкая. Этот многоотраслевой промышленный трест занимался разведкой и добычей полезных ископаемых (в основном золотодобычей на Колыме), строил дороги, автобазы, жилье, занимался заготовкой леса, рыбы — в основном силами заключенных. Фонда национального благосостояния у Сталина не было, но «Дальстрой», получил право распоряжаться средствами всех сберкасс на территории. У него была монополия на добычу природных ресурсов, административные права (взимание налогов), судебные и карательные органы. Ликвидирован «Дальстрой» был сразу после смерти Сталина, в марте 1953 года, «в связи с освобождением МВД СССР от производственно-хозяйственной деятельности». Кажется, авторы законопроекта СДВ с этим опытом знакомы.

Но есть существенное отличие. «Дальстрой», при всей его встроенности в советскую экономику, должен был зарабатывать деньги. Госкомпания СДВ — это инструмент, помогающий их потратить. Зарабатывать будет не госкомпания, а инвесторы, которые получат в разработку месторождения, например, Сухой Лог. На руку этот проект Олегу Дерипаске, которому надо наконец достроить Богучанскую ГЭС. Был бы в деле Сергей Пугачев, тоже порадовался бы: все последние годы он мечтал начать разрабатывать Элегестское месторождение угля в Тыве. Но туда нужно подвести инфраструктуру.

Проблема даже не в частных бенефициарах этого затратного проекта. А в том, что власти раз за разом демонстрируют: если нужно что-то сделать (Олимпиада, саммит АТЭС, Сколково), лучший способ такой: много денег из бюджета плюс мощные налоговые льготы минус законы и госрегулирование, действующие на остальной части страны. Но денег на все не хватит — инвестпроекты, реализуемые таким порядком, чудовищно дороги и неэффективны. Однако к логическому вроде бы выводу из этого равенства, что нужно поменять законы и госрегулирование на всей территории России, чиновники никак не приходят. Боятся, наверное, сразу всех в счастливую жизнь запустить.

http://www.forbes.ru/sobytiya-column/vlast/81515-doroga-k-rabstvu-proekt-osvoeniya-sibiri-i-dalnego-vostoka